Дискография Primal Fear: «Nuclear Fire»

Концерты Primal Fear в России приближаются, и будет нелишним освежить в памяти обильную дискографию команды. В этом интервью мы вместе с бывшим гитаристом «праймалов» и нынешним участником Nitrogods Хенни Вольтером вспоминаем третий релиз команды “Nuclear Fire”, который в своё время стал настоящей сенсацией  и остаётся одним из лучших релизов в немецком хэви/пауэре.

Read English version HERE

Хенни, расскажи, что ты подумал, когда Мэт Синнер предложил тебе войти в состав Primal Fear? Нравилось ли тебе то, что они записали на двух предыдущих альбомах? Правда ли, что до тебя пробовались другие музыканты?

В то время я не был знаком с Primal Fear. Но Клаус Шперлинг (барабанщик) рассказал мне о том, насколько это крутая команда, и что я не должен упускать возможность присоединиться к ним, если Мэт сделает такое предложение. Именно так я и поступил. Не знаю, прослушивали ли они кого-то ещё на место гитариста. Я пришёл на репетицию и получил работу. Разучивая песни, я проникся их материалом: немецкий пауэр метал с мощной дозой Judas Priest. Они знали толк в этой музыке. И да — мне тоже это нравилось.

Чем тебе запомнился процесс создания «Nuclear Fire»? Правда ли, что группа сочинила тогда порядка 20 песен и оставила для записи только 12? Что случилось потом с песнями, не прошедшими отбор?

Когда я присоединился к Primal Fear, большинство песен было уже готово. Мне кажется, сам я написал только два фрагмента. Но я не помню ничего про 20 песен и выбор из их числа. Возможно, это случилось до того, как я стал участником группы.

Ваша со Штефаном гитарная игра на этом релизе выше всяческих похвал. Рискну предположить, что это лучший альбом Primal Fear в плане соло. Каково тебе работалось со Штефаном? Вы быстро поладили?

Спасибо, я продемонстрировал всё, на что я способен. Мне очень нравилось работать со Штефаном — без вопросов. Он мог запросто выдать что-то такое, чего я бы никогда в жизни не сыграл. Он очень быстрый гитарист, отлично подходящий для исполнения трэша и спид-метала. Я играю мелодичней и медленней по сравнению с ним. Думаю, мы с ним отлично дополняли друг друга. Я знал, что у нас выйдет нечто хорошее, но и не предполагал, что мы станем одним из лучших гитарных дуэтов в немецком металле в то время.

А чем запомнилась работа в студии? Чем она отличалась от записи альбомов Thunderhead? Были ли какие-то партии, с которыми тебе пришлось «пободаться»?

Было меньше наркотиков. И больше концентрации. Мне потребовалось хорошенько отрепетировать некоторые партии, чтобы правильно записать их. Сейчас я и не сыграю те песни без предварительной подготовки. Не скажу, что мне приходилось прямо-таки сражаться со своими партяими, но мы со Штефаном называли нашу игру «спортивной гитарой».

Понравилось ли тебе гастролировать в поддержку «Nuclear Fire»? Чем запомнились эти гастроли?

Да, выступать в поддержку “Nuclear Fire” было очень здорово. Альбом получил отличные отзывы, так что мы выступили в ряде стран, в которых я и не мечтал побывать. Атмосфера внутри коллектива была прекрасной, и мы отлично проводили время, гастролируя в поддержку альбома. В Милане кто-то украл мои кожаные штаны. Я был признателен, потому что после трёх месяцев гастролей штаны внушали отвращение.

В буклете к “Nuclear Fire” Раль Шиперс предстал в новом имидже — лысым. Что ты подумал, когда увидел его впервые в таком виде?

Мне было наплевать, есть ли у него волосы или нет. Его вокал — вот что даёт настоящего пинка.

Согласен ли ты, что «Nuclear Fire» — один из лучших в каталоге Primal Fear? Гордишься ли ты тем, что люди называют его одной из лучших металлических пластинок 2000-х?

Да, полагаю, что так, раз люди так считают. Для меня всегда было удивительным, что одни записи стали легендарными, а другие считаются средненькими. Когда ты работаешь над альбомом, ты не знаешь, станет он успешным или нет. Всё, что ты можешь сделать, — полностью выложиться. Но мы делаем так каждый раз. В лучшем случае, ты можешь лишь смутно догадываться, что альбом может стать успешным.

Какие у тебя остались впечатления от концертов в России в 2008 и 2009 годах?

Мне нравиться выступать в России. Я родился в 1966 году. В годы моей молодости группы могли только мечтать о гастролях у вас. Так что для меня выступления перед российской аудиторией до сих пор являются важным делом. Кроме впечатляющей истории и архитектуры я встретил в вашей стране замечательных людей. Российские фэны преданы своим фаворитам и держат слово. Так было в 1990-е, так остаётся и сейчас.

Знаю, что мы отклоняемся от темы “Nuclear Fire”, но почему ты в итоге ушёл из Primal Fear в 2010 году? Есть ли вероятность, что в будущем ты ещё выступишь с группой?

Я ушёл, потому что мне не нравилось, как велись дела группы. Мне всё это больше напоминало бизнес-компанию, а не команду друзей. Плюс были проблемы персонального и финансового характера, которые сильно доставали меня. Сомневаюсь, что я захочу вернуться в Primal Fear. Это уже не так группа, какой она была прежде, и она уже никогда не будет прежней.

Представь, что лейбл попросил тебя отобрать только три песни с «Nuclear Fire» для сборника лучших вещей. Каков был бы твой выбор и почему?

Определённо, я бы выбрал “Angel in Black”. В ней содержатся одни из моих любимейших риффов за всю историю  Primal Fear. Ну а потом я бы выбрал “Nuclear Fire” и “Iron Fist in Velvet Glove”.

Спасибо, искренне ваш, Хенни Вольтер

Концерты Primal Fear состоятся:
16.09.2017 — Санкт-Петербург;
17.09.2017 — Москва
.

Благодарим Евгения Силина (Alive Concerts) за организацию этого интервью.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.