Дискография Primal Fear: «Devil’s Ground»

Пятый студийник «Праймалов» записывался в условиях очередных кадровых перемен — ушёл Хинни Вольтер, на его место вернулся Том Науманн, а место забарабанами занял Рэнди Блэк. Именно с ним Stay Heavy и побеседовал о создании «Devil’s Ground».

Read English version HERE

Рэнди, расскажи, какими были твои впечатления о Primal Fear. Был ли ты знаком с их музыкой до того, как присоединился к команде?

Когда со мной связался Штефан, я почти ничего не знал об этой группе. Мои первые ощущения, когда я встретил их? Мне показалось, что они клеевые и приземлённые ребята. И ещё меня впечатлило, как всё было отлажено в плане менеджмента и какую поддержку лейбл оказывал группе.

До Primal Fear ты играл в Annihilator и Rebellion. Почему твой выбор пал именно на Primal Fear?

Основной причиной, по которой я ушёл из Annihilator, была нехватка денег. Это была не группа в полном смысле — я был просто наёмным работником. После первого тура с Primal Fear я заработал достаточно, чтобы по возвращению домой оплатить свои счета. Кроме того, когда мне предложили присоединиться к Primal Fear, я знал, что буду полноценным участником, а это куда лучше, чем быть сессионщиком. Что касается Rebellion, то они считали, что я не смогу играть одновременно в двух коллективах, и предложили выбрать только один. Я выбрал Primal Fear.

Ты не участвовал в сочинении материала для “Devil’s Ground”, но в буклете альбома упомянут как продюсер. Имел ли ты равный голос при обсуждении аранжировок или саунд продакшена?

Нет, диск был уже полностью сочинён, но не была предоставлена полная свобода в работе над партиями барабанов.

Как проходила работа над записью альбома? Были ли какие-то непредвиденные трудности?

На самом деле всё прошло очень быстро. Я всегда стремлюсь войти в студию максимально подготовленным. Так было и на этот раз.

Как и предыдущие альбомы, “Devil’s Ground” был записан под руководством Акима Кёллера. Каков его метод работы? Он больше звукорежиссёр или настоящий продюсер, который помогает группам улучшить их материал?

Он прекрасно справляется с обоими функциями. Немногие знают, что Аким был барабанщиком, так что он прекрасно понимает, что нужно для записи альбома как в плане звука, так и в плане аранжировок.

Какие песни с “Devil’s Ground” являются твоими любимыми? Тебе больше по душе скоростные номера типа Soulchaser” и“Sacred Illusion” или более эпичный материал в духе The Healer” and “Wings Of Desire”?

Мо любимая песня с этого CD — “The Healer”. На второе место я бы поставил «Visions Of Fate”. А если говорить о моей игре, то я бы выбрал «Heart Of A Brave”.

Каким тебе видится этот альбом сегодня? Можешь ли ты сказать, что он входит в Топ-5 записей с твоим участием?

У Primal Fear есть и другие альбомы, которые входят в мой личный Топ-5, и “Devil’s Ground” — не из их числа. А, например, “Seven Seals” является одним из моих любимых релизов.

В процессе работы над “Devil’s Ground” группа записала каверы на “Die Young” Black Sabbath и “The Rover” Led Zeppelin. Кем тебе больше понравилось быть — Винни Эпписи или Джоном Бонэмом?

Я записывал “Die Young”, но не имею отношения к записи “The Rover”. Но если бы я мог выбирать, то Джон был бы чуть впереди Винни.

Ты играл с Primal Fear в ходе тура «The Metal Gods”. Чем он запомнился? Какие вообще концерты с Primal Fear ты считаешь лучшими?

На тот момент я ещё не являлся участником группы. Я лишь подменяя Клауса, который не смог поехать на гастроли. Думаю, что лучшими в ходе этого тура были два шоу в “B.B. Kings” в Нью-Йорке. Ну а лучшим концертом Primal Fear я бы назвал выступление в Буэнос-Айресе (Аргентина) 25 февраля 2011 года. Посмотрите запись на Youtube, и вы поймёте почему.

Извини, что затрагиваю такую тему, но нет ли у тебя сожаления, что тебе пришлось уйти из Primal Fear? Был ли шанс уладить ваш конфликт с Ральфом Шиперсом?

Да, сожаления были. Я не хотел уходить. В то время я ощущал себя в Primal Fear лучше, чем когда бы то ни было. К сожалению, всё случилось так, как случилось. Для меня всё было просто: или я ухожу, или Ральф — возможности уладить конфликт не было.

С момента ухода из Primal Fear ты слегка потерялся. Расскажи, чем ты занимаешься сегодня.

Не все знают, что после ухода из Primal Fear я играл с Марко Мендозой и Сореном Андерсеном, записал альбом “Stand In The Fire”с канадской группой Striker и отыграл тур из 50 концертов с W.A.S.P. После этого Джефф Уотерс предложил мне вернуться в Annihilator, но к сожалению, мы так и не смогли устранить причину, по которой я ушёл от Джеффа до этого. Моим основным проектом сейчас является DuskMachine, и мы планируем выпустить третий альбом в 2018 году. DuskMachine не ездят на гастроли, так что я подыскиваю подходящую команду, с которой смогу ездить по миру и записываться в студии.

Если я не ошибаюсь, ты был в России дважды — с Annihilator и с Primal Fear. Чем тебе запомнились визиты в нашу страну?

На самом деле я был в России с Primal Fear и W.A.S.P., а не с Annihilator. В России прекрасные фэны! Мне больше запомнился концерт с Primal Fear, потому что тогда в группе было всё в порядке. А от визита с W.A.S.P. остался горький привкус, потому что у меня было ощущение, что я не могу сработаться с группой и не задержусь в ней по окончанию тура.

Интервью с Хенни Вольтером об альбоме «Nuclear Fire» читайте здесь.

Интервью с Клаусом Шперлингом об альбоме «Black Sun» читайте здесь.

Концерты Primal Fear состоятся:
16.09.2017 — Санкт-Петербург;
17.09.2017 — Москва
.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.