Штефан Ляйбинг (ex-Primal Fear): «Я снова играю на гитаре»

Гитарист Штефан Ляйбинг за всё время пребывания в Primal Fear был самым скромным и не публичным — он редко давал интервью, не светился в сайд-проектах, предпочитая концентрироваться на сочинении материала. Мы связались со Штефаном, чтобы узнать, как он поживает спустя 9 лет после ухода из группы, и заодно пробежаться по основным вехам истории «орлов».  

Read English version HERE

Привет, Штефан. Для начала расскажи о своей карьере до Primal Fear. Что выдающегося было в истории групп Wasteland, Insanity и Comedy Club, в которых ты играл?

До Primal Fear, как ты уже отметил, я играл в разных командах. Мы исполняли музыку, в которую искренне верили и пытались получить контракт на запись. Это было отнюдь непросто, и мы не очень-то преуспели. Но мы любили то, что делали, и это было отличное время. В группах Wasteland и Insanity барабанщиком был Клаус Шперлинг, так что я был знаком с ним задолго до того, как присоединился к Primal Fear.

Чем ты занимался, когда получил приглашение от Primal Fear? Можно ли сказать, что это был счастливый билет, за который ту ухватился обеими руками?

Когда подоспело это предложение, я уже отказался от мысли, что когда-нибудь буду играть в успешной группе. Мою кандидатуру предложил Клаус. Я помню первую репетицию в составе Primal Fear. Я чувствовал себя неуверенно, потому что на тот момент полгода как не брал гитару в руки — я был очень разочарован распадом группы Comedy Club. Так что, на мой взгляд, я отыграл не очень удачно. Но парни дали мне шанс, и это стало началом десятилетнего путешествия.

Правильно ли я понимаю, что ты присоединился к группе перед гастролями в поддержку дебютного альбома? Наверняка, весь материал пришлось разучивать в спешке.

По правде говоря, в то время Primal Fear нуждались в сессионнщике на позицию второго гитариста на время концертов, а не в постоянном участнике. Так что впервые я встретился с ними, когда они только закончили запись первого альбома. Времени у нас было вполне достаточно, чтобы всё отрепетировать. Первые гастроли Primal Fear прошли на разогреве у Running Wild и длились одну неделю. После этой недели Primal Fear предложили мне место постоянного участника.

Какими были гастроли Primal Fear — безумными тусовками в стиле 80-х или спокойными и ровными?

Группа была создана уже вполне опытными музыкантами. Они достаточно профессиональны, чтобы понимать, что вечеринки — это неплохо, но куда важнее каждый вечер давать качественные концерты. Помню, что мы веселились каждый раз, как только автобус выезжал к следующему месту концерта. Мы шутили, слушали музыку и болтали о разных вещах. Каждый тур проходил очень позитивно. Парни из Primal Fear знают толк в вечеринках.

А что было худшей частью гастролей для тебя, и как ты справлялся с гастрольной рутиной?

Гастролировать — это здорово, но вместе с тем сложно. Быль вдали от семьи в течение долгого времени — это плохая сторона гастролей. К тому же на гастролях у тебя нет достаточно личного пространства, как дома. Сейчас, конечно, куда проще поддерживать общение с семьёй на гастролях, чем это было раньше — есть Skype, WhatsApp, Facebook и подобные им штуки. А что касается личного пространства. то чтение книг и просмотр фильмов давали мне возможность побыть наедине с собой.

Расскажи о сочинении материала для “Jaws of Death”. Ощущал ли ты некое давление из-за того, что первый альбом был очень успешным и установил высокую планку ожиданий?

Сочинение материала в Primal Fear всегда проходило по одному сценарию. Все в группе сочиняли песни и приносили черновые записи, а потом мы решали, какие из композиций войдут в альбом. Конечно, мы все было воодушевлены. Я не испытывал никакого давления — ни по поводу своей игры, ни по поводу успеха группы. Меня воодушевляла мысль, что всё записанное нами будет услышано тысячами металлистов несколько месяцев спустя.

Лично для меня квинтэссенцией стиля Primal Fear является альбом “Nuclear Fire”. Чувствовал ли ты во время работы над ним, что у вас получается нечто необычное?

На этом альбоме мы записали несколько превосходных песен. думаю, мы знали об этом уже в студии. Но вообще запись альбома — вещь субъективная. Может случиться так, что ты в восторге от своего диска, а другим он не нравится. Сделал ли ты нечто особенное или нет становится понятно, когда альбом выходит и видна реакция людей на него.

Ты как-то говорил, что некоторые песни с альбома “Black Sun” не стоило записывать. Не мог бы ты прокомментировать свои слова? Как ты оцениваешь альбом сегодня?

Я правда такое сказал? Ты вот упомянул альбом, и я пробежался по песням с него, чтобы освежить их в памяти. Сегодня лично я сделал бы кое-что по-другому в плане сочинения материала, а некоторые вещи заменил бы более сильными. Но это не значит, что мы тогда поступили неправильно. Игра в группе означает процесс развития. Нужно учиться на своих ошибках и искать собственный почерк.

Какой из альбомов Primal Fear было проще всего записывать?

Наверное, “Nuclear Fire”. Это было отличное время. В группе была прекрасная атмосфера, и все казалось лёгким.

После выхода “Black Sun” группа отправилась в тур “Metal Gods”, который обернулся финансовыми проблемами. Почему гастроли пришлось в итоге отменить?

Тур пришлось отменить, потому что хэдлайнеры рассчитывали только на аншлаги. На концерты приходило много народу, но не все билеты продавались. В этом случае хэдлайнерам пришлось бы урезать свой гонорар. Мы не хотели ничего отменять. Для Primal Fear отмена гастролей обернулась большими финансовыми потерями. Нам пришлось буквально выкинуть наши билеты на самолёт, потому что мы не могли оставаться в Штатах три недели. Но на атмосферу в группе отмена тура никак не повлияла.

Вскоре после этого из группы ушёл Клаус Шперлинг. Было ли это решение таким уж необходимым на твой взгляд?

Клаус не смог поехать с нами в Штаты по причинам личного характера. Тогда мы взяли Рэнди в качестве сессионщика — лишь на время тура. После гастролей некоторые участники команды захотели, чтобы Рэнди остался. Для меня это было непростой ситуацией, ведь Клаус — мой хороший друг, и я почти ушёл из Primal Fear вместе с ним. Как бы то ни было, сейчас между Клаусом и Primal Fear нет обиды.

Кстати, чем различаются концерты в Европе и в США в плане организации, поведения фэнов и т. д.?

Основываясь на собственном опыте могу сказать, что концерты в Европе лучше организованы, и условия для групп лучше именно в Европе. Промоутеры в Европе хотят, чтобы музыканты чувствовали себя более комфортно. Например, условия для нас в том самом туре “The Metal Gods” были ужасными.

Обычно в буклете в качестве авторов указывалась вся группа. Можешь ли ты назвать треки, которые строятся вокруг твоих идей?

Обычно я отвечал за более тяжёлые песни типа “Fear”, “Fight the Fire”, “Blood on Your Hands” и “Evil Spell”. Но много моих идей и в вещах вроде “Vision of Fate”, “The Healer”, “Face the Emptiness”, “Visions of Fate, “Heart of a Brave” и других.

В группе всегда были прекрасные инструменталисты, но вы никогда не записывали инструментальных треков. С чем это связано? обсуждалась ли эта идея в коллективе?

У нас был один инструментал на альбоме “New Religion” — “The Darkness”. Но лично я думаю, что инструменталы быстро надоедают слушателям. Так что я думаю, мы поступали правильно, не записывая подобные вещи.

Что ты думаешь по поводу экспериментов на альбоме “New Religion”? Понравилось ли тебе новое направление, в котором двинулись Primal Fear?

Ты имеешь в виду песни, ориентированные на радио-формат, типа “Fighting the Darkness” или “Everytime it Rains”? Именно их я ставлю тем неметаллистам, кто спрашивает меня, что за музыку я играл в прошлом. И обычно эти вещи производят сильное впечатление. Мне тоже нравятся эти композиции. Но мне кажется, что «нормальным» Primal Fear эти вещи были не так уж и нужны.

Не было ли у тебя сожаления, что тебе пришлось уйти из Primal Fear, или ты устал от записи и гастролей?

К моменту, когда я ушёл, я конкретно устал от гастролей и участия в группе. Я хотел проводить больше времени со своей семьёй. Почти семь лет я не прикасался к гитаре. Это было похоже на профессиональное выгорание. Но с прошлого года я снова играю на гитаре для собственного удовольствия.

Ты работаешь в сфере компьютерного софта. Чем можешь похвастаться? Может, мы пользуемся какими-то гаджетами и не знаем, что это тебя надо благодарить?

Я — разработчик программ в компании “Bosch”. Миллионы моторов в машинах работают с использованием софта, разработанного мной и моими коллегами. Надеюсь, когда вы садитесь в свои машины, вы чувствуете себя в безопасности!

Следишь ли ты за альбомами Primal Fear? Какой альбом, записанный без твоего участия, впечатлил тебя больше всего?

Должен сказать, что я знаком лишь с теми песнями, на которые были сняты видео. Но думаю, что в ближайшее время я послушаю эти альбомы целиком. Но я, конечно же, слежу на Facebook за тем, что группа делает.

Нет ли у тебя желания вернуться на метал-сцену, присоединиться к какой-то группе или записать сольный альбом? Каким был бы твой сольник, если бы появилась возможность его записать?

Как я уже сказал, я снова играю на гитаре. Мне нравится играть в разных стилях, в том числе и неметаллических. Мне нравится металл, но я понял, что бывает очень круто воткнуть «Fender Stratocaster” в усилитель “Fender” и поиграть классику блюза. Знаю-знаю — металлисты ни о чём подобном и слышать не хотят. В настоящий момент я нахожусь в поиске себя. Может, в результате я приду к тяжёлому року с уклоном в блюз — не знаю. Но я очень воодушевлён!

Интервью с Хенни Вольтером об альбоме «Nuclear Fire» читайте здесь.

Интервью с Клаусом Шперлингом об альбоме «Black Sun» читайте здесь.

Интервью с Рэнди Блэком об альбоме «Devil’s Ground» можно прочитать здесь.

Концерты Primal Fear состоятся:
16.09.2017 — Санкт-Петербург;
17.09.2017 — Москва
.

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.