D.A.M.: “Мы живы!”

Уж не знаю, почему так повелось, но трэшевые группы из Англии всегда оставались в тени своих американских или немецких коллег по цеху. Более того, многие оценивают их как вторичные, что явно не соответствует действительности. D.A.M. (Destruction And Mayhem) — прекрасный тому пример. Их второй и пока последний альбом “Inside Out” просто обязан быть в коллекции каждого трэш-маньяка! И очень кстати, что недавно пластинки D.A.M. были переизданы на Divebomb Records. Мир должен знать своих героев! Лично я просто не мог пройти мимо этого события и связался с музыкантами D.A.M. вокалистом Джейсоном Маклауфлином (ДМ), басистом Энди Эллиотом (ЭЭ) и гитаристом Джоном Бёри (ДБ), чтобы устроить допрос с пристрастием.

Read English version HERE

Привет всем! Сперва я бы хотел спросить о том, как возникла идея переиздания альбомов D.A.M.? Содержат ли эти переиздания какие-то бонусы?

ДМ: В феврале 2012 года с нами связался Мэттью Рудзински из Divebomb Records, который специализируется на переизданиях. Мы уточнили все детали, и нам его предложение показалось вполне подходящим. Мы ведь ничего не теряли, в конце концов. Более того, это даже дало положительный эффект — D.A.M. стали частью документального фильма про британскую трэш-метал сцену 1980 — начала 1990-х годов. Скоро этот фильм увидит свет. (Примечание 2016 г.: увы, фильм так и не увидел свет. Судя по всему, автор фильма — энтузиаст-одиночка — перегорел и утратил интерес к уже отснятому материалу).

ДБ: На переиздании альбома “Human Wreckage” есть несколько бонусов. Диск содержит медиа-секцию, в которую включено промо-видео на песню “Human Wreckage”, а также съёмки нашего выступления с видеокассеты “Three Way Thrash”, сделанные в октябре 1989 года в зале “Hammersmith Odeon”.

ДМ: Выступление в “Hammersmith Odeon” стало незабываемым. Мы играли первыми (в концерте также принимали участие Candlemass и Dark Angel), и к моменту начала нашего шоу люди всё ещё продолжали занимать свои места. Но мы выступали перед камерами и знали, что это выступление будет записываться для выпуска на видеокассете.

Считаете ли вы, что эти переиздания помогут вам обрести новых фэнов, или это, скорее, подарок для ваших преданных поклонников со стажем? Какие отзывы эти переиздания получили в прессе?

ЭЭ: Мы точно можем сказать, что эти переиздания предназначены и для наших старых фэнов, и для новых — для всех в равной степени.

ДМ: В тех отзывах, которые нам уже довелось прочитать , отмечается высокое качество ремастеринга, за который отвечал Джейми Кинг. Ну и плюс, всем понравилось блестящее оформление, выполненное не менее блестящим художником Андреасом Маршаллом.

В пресс-релизе говорится, что D.A.M. были не просто ещё одной трэш-металлической группой, а, скорее, классической метал-группой из Англии. Согласны ли вы с таким описанием? И чем, на ваш взгляд, отличается английский металл от американского или немецкого?

ЭЭ: Да, нам это описание кажется вполне подходящим. Мы не очень уверены на счёт особенностей, но каждый из нас согласен, что можно говорить о существовании различий между британскими группами и группами из других стран. Хотя можно утверждать и то, что метал-сцена каждой страны имеет свои особенности и отличительные черты.

Англия породила на свет множество отличных хард-роковых и металлических групп, но с середины 80-х годов она утратила свое влияние в мире. Как вы думаете, почему группы вроде D.A.M., Xentrix или Virus так и не добились всеобщего признания?

ДБ: Знаешь, я даже понятия не имею. В то время нам казалось, что в Англии не хватало рекламы и возможности показать себя во всей красе. Среди всех британских трэш-групп можно назвать лишь одну или две, которые имели поддержку от лейбла и чьи гастроли оплачивались звукозаписывающей компанией. Подожди, пока выйдет этот документальный фильм, о котором мы уже говорили. Может, там найдется больше ответов на этот вопрос.

Скажите, а в каком состоянии сейчас находятся D.A.M.? Как часто вы, например, даёте концерты?

D.A.M. в 2013 году

ДМ: В настоящий момент мы все внимание уделяем тому, чтобы собрать воедино наш нереализованный материал и выпустить третий альбом. В 1991 году мы записали несколько демо, которые получили название “Kaleidoscope Sessions”. Нам кажется, что настало время довести этот материал до ума, выпустить его и посмотреть, что из этого получится.

ЭЭ: Сейчас у нас нет планов давать концерты. Хотя если поступит конкретное предложение, мы рассмотрим его со всей серьёзностью. Хотя сейчас мы ждём подтверждения одного концерта, который, скорее всего, состоится весной 2013 года. Но пока еще ничего окончательно не решено, так что скрестим пальцы и будем ждать.

Давайте теперь обратимся к истории группы. Энди и Джейсон присоединились к D.A.M. после того, как коллектив покинул поющий басист Стюарт Капстик. Почему он, собственно, ушёл?

ДБ: В то время мы и сами не до конца понимали причины его ухода. Это было связано с его личными проблемами, с его работой и семейными делами. Он был не готов рискнуть и оставить работу ради того, чтобы разъезжать с нами по всей стране, давать концерты и записывать альбомы. У всех остальных были другие условия существования, а для Стюарта выбор в пользу группы оказался невозможным.

А как получилось, что английская группа оказалась подписана на немецкий лейбл Noise International? Пытались ли вы связаться с представителями Music For Nations, например?

ДБ: Когда мы записали демо “Human Wreckage”, то разослали его по разным лейблам, включая и Music For Nations. Кстати, у Noise в то время был свой офис в Лондоне. Эта компания с самого начала выразила заинтересованность в сотрудничестве с нами. Правда, позже, когда мы встретили менеджера Nuclear Assasult Пола Лоусби, мы выяснили, что и Music For Nations тоже проявляли интерес к нам. Пол вёл переговоры с Noise от нашего имени, но также рассматривал и предложение Music For Nations. Но всё равно, условия, предложенные Noise, в то время были самыми выгодными.

Не могли бы вы рассказать об альбоме “Human Wreckage”? Какие остались воспоминания о его записи?

ДМ: Помню, как мы в ноябре 1989 года прилетели в Германию и очутились в студии Music Lab в Берлине. Мы с нетерпением ждали возможности поработать с таким продюсером как Харрис Джонс, ведь нам очень нравились альбомы, записанные при его участии. Весь этот период казался чем-то нереальным, фантастическим. Помню, как Харрис заявился к нам на квартиру и включил телевизор, чтобы показать новости о падении Берлинской стены. В тот период мы также дали концерт вместе с Holy Moses и сняли видео к песне “Human Wreckage”.

Я бы хотел спросить о тексте песни “Aliens” с этого альбома. Кто написал его?

ДМ: Я написал текст к ней уже в студии в Берлине. У меня просто не было другого выбора.

ДБ: Оригинальную версию текста к этой песне написал Стюарт Капстик, но мы подумали, что он будет против использования его идеи, и решили сочинить новый текст.

Мне очень нравятся тексты на альбоме “Inside Out”. Я заметил, что группу стали больше интересовать такие вещи как страх, насилие и человеческая психология.

ДМ: В то время меня вдохновляло на сочинение текстов то, что я видел вокруг себя, так что в моих текстах нет ничего личного, ничего, что было бы связано непосредственно с моей жизнью. В то время люди и не догадывались, как мы были молоды. Когда мы записывали наши альбомы, нам было 19-20 лет. Так что я могу с некоторой долей уверенности говорить, что на написание текстов для “Inside Out” меня вдохновили другие группы и их песни.

На альбоме “Inside Out” изменилась не только направленность текстов, но и сама музыка. Что повлияло на эти перемены?

ЭЭ: В то время мы заметно выросли как группа и очень много сочиняли все вместе, тогда как большая часть альбома “Human Wreckage” была сочинена до нашего с Джейсона прихода.

ДБ: К тому же наш состав пополнил гитарист Дэйв Пью, привнесший в наш стиль ощущение новизны и свежести, что и повлияло на итоговое звучание пластинки.

Оригинальное оформление альбома “Inside Out”, созданное Андреасом Маршаллом

Для “Inside Out” Андреас Маршалл создал просто шикарную обложку, но в итоге вы ее использовали лишь для переиздания альбома. Что помешало этому при выходе оригинальной версии пластинки?

ДМ: Мы даже и подумать не могли, что руководство Noise изменит свои планы в отношении оформления альбома. Обложку, которая красуется на новой версии “Inside Out”, мы планировали задействовать с самого начала. А когда мы увидели, что сделал лейбл, мы были просто уничтожены. Мы связались с Полом Лоубси, но лейбл ничего не собирался менять, ссылаясь на какие-то проблемы с печатью. Даже логотип на обложке не был с нами согласован. К счастью, когда мы решили переиздать наши альбомы, я связался с Андреасом Маршаллом, и у него нашёлся оригинальный рисунок. Так что теперь все могут насладиться оформлением, которое мы задумывали изначально.

Вы уже упоминали о записях “Kaleidoscope Sessions”. Как бы вы охарактеризовали свою музыку в то время?

ДМ: После того, как мы ушли с Noise и расстались с гитаристом Дэйвом Пью, мы — я, Джон, Энди и Фил Бёри (барабанщик) — решили продолжать играть дальше и записать демо. К тому времени на нас уже никто не давил, не было каких-то сроков по выпуску пластинки. Мы делали записи как в нашей репетиционной студии с четырёхдорожечным магнитофоном, так и в местных студиях звукозаписи. Эти записи демонстрируют наше движение в новом направлении, да и тексты были более зрелыми — в них уже нет историй о насилии, мраке и тьме.

ДБ: К сожалению, в то время наша группа стала чем-то наподобие отработанного материала, и никто не проявлял интереса к тому, чем мы занимались. Разве что парень по имени Стюарт Тёрнбилл, который был туровым менеджером разных групп – его по-прежнему интересовали металлические записи. Ну а мы продолжали существование, периодически меняя состав.

D.A.M. и Берлинская стена

После работы над демо “Kaleidoscope” группа распалась. Чем вы занимались после этого? И у кого возникла идея реюниона?

ДМ: Официально мы никогда не распадались. Хотя да, нам пришлось вернуться на нормальные работы, и все мы обзавелись семьями. К тому же мы все были заняты в разных музыкальных проектах.

ЭЭ: Мы вели разговоры о возможности возврата к активной деятельности с 2006 года. Этот процесс был ускорен уже упомянутыми переизданиями и документальным фильмом. Где-то в глубинах нашего подсознания всегда была мысль о том, что демо “Kaleidoscope Sessions” так и осталось незавершённым и требует окончательной доработки.

А что на счет нового альбома? Когда он уже увидит свет?

ДМ: Нам приходится работать над ним параллельно с нашими основными работами и семейными делами. Надеемся, что в следующем году мы сможем записать демо-версии этих песен. Ну а потом посмотрим, какие будут отзывы и насколько это заинтересует других людей.

У меня есть еще вопрос о злобном парне с вашего лого. Кто придумал его?

ДБ: Я думаю, это что-то вроде изображения мрачной смерти. Когда мы разрабатывали свой логотип, мы просто хотели, чтобы все смотрелось круто и не очень-то заботились о смысле. Думаю, так создается большинство логотипов. Ну и после нескольких набросков мы остановились на этом варианте.

Знаете ли вы, что в России у вас есть поклонники? И что вам известно о России в целом?

ДМ: Нет, мы даже не подозревали, что в России знают про нас. Так что это хорошие новости, и мы надеемся, что число наших поклонников в России будет расти. Надеемся, что однажды сможем выступить у вас. Ну а что касается вашей страны в целом, то я знаю, что это очень большая страна, оказавшая сильное влияние на всю человеческую историю и прошедшая через множество перемен в прошлом веке. Наверное, ни в одной стране в 20 веке не было столько перемен, сколько у вас.

И наконец — ваши пожелания для читателей Stay Heavy.

ДМ: Приветствую вас, товарищи. Заходите на нашу страницу на Facebook. Расскажите о ней своим друзьям по всей России и по всему миру. Спасибо! И помните – МЫ ЖИВЫ!

Константин, сентябрь 2012