Ханс-Петер Фрей (ex-Lucifer’s Heritage, Blind Guardian): «Музыка — это моя любовь и моя жизнь»

Любой поклонник тевтонского пауэра знает, что Lucifer’s Heritage — это группа-предтеча Blind Guardian. Команда записала пару демок после чего переименовалась, подписалась на лейбл и пошло-поехало. Что же заставило автора связаться не с Ханзи Кюршем или кем-то из текущего состава «гвардейцнв», а с барабанщиком «Наследия Люцифера» Хансом-Петером Фрейем?  Ответ на этот вопрос будет очень простым. Во-первых, потому что так захотелось автору. Stay Heavy всегда пропагандировал идею, что писать нужно о том, что нравится и привлекает внимание, а не о том, что пользуется спросом. А во-вторых, информации о «грудничковом периоде» развития Blind Guardian ничтожно мало, и упускать возможность осветить некоторые события (пока есть кому рассказывать) было бы непростительно.   

Read English version HERE

Для начала давай обсудим метал-сцену в Крефельде в 80-е. Какие группы ещё были в городе кроме Lucifer’s Heritage, Mephisto и Heavenward? Насколько благоприятной была обстановка в Крефельде для металлистов?

Вообще, обстановка была так себе. В то время Крефельд славился джазовой сценой, а никак не рок-н-ролльной, а уже тем более металлической. Но к середине 80-х ситуация немного улучшилась. Появились команды вроде Unicorn (хэви-метал), Salt Lake City (классический рок), Pleasure (хард-рок — к ним я присоединился после Blind Guardian). Вся местная метал-сцена более—менее вращалась вокруг репетиционного помещения “Bunker”, которое было самым настоящим бункером времён Второй мировой войны. Это были мрачные и плохо пахнувшие помещения, но именно там и исполняли рок. Ещё у нас было сравнительно известное заведение  “Kulturfabrik”. Именно в нём в 1984 году прошла первая хэви-металлическая тусовка, и Lucifer’s Heritage были одной из трёх команд, принявших участие в ней. В зале, рассчитанном на 800 человек, был аншлаг, что привлекло внимание местной прессы. Впоследствии мы ещё трижды принимали участие в этом мероприятии вместе с командами, которые могут быть известны в России: Grinder, Drifter, Darkness. Последний из этих концертов с моим участием состоялся, мне кажется, в 1987 году, когда группа уже называлась Blind Guardian и была подписана на No Remorse Records.

Расскажи, как ты познакомился с Ханзи Кюршем и Андре Ольбрихом и стал участником Lucifer’s Heritage. Каким было твоё мнение о первой демке группы?

Всё было достаточно просто. Я учился в одной школе с Ханзи. После окончания основной школы мы все отправились в летние лагеря или в другие школы. В школе, в которую я попал, был парень по имени Маркус Дёрк. Он дружил с Андре Ольбрихом. Маркус знал, что я играю на барабанах и попросил присоединиться к их с Андре группе. Тогда мы назывались Zero Fault и даже записали одну демку в подвале дома Андре — это было очень весело. За вокал тогда отвечал Маркус. Однажды Андре пришёл на репетицию и сказал, что он знает в своей школе одного парня, который хотел бы играть на басу и уметь вопить как Хэлфорд. Этого парня звали Ханзи. С этого всё и началось. Мы начали сочинять свои песни и сменили название на  Lucifer´s Heritage. В отличие от того, что пишут в разных источниках, я помню, что именно мы вчетвером создали группу, а не Томен (Штаух) и кто-то ещё. По каким-то обстоятельствам, которых я уже не помню, я ушёл из группы. на моё место пришёл Томен, с которым также дружил Андре (кажется, Томен брал уроки игры на гитаре у Андре, но на ударных играл всё-таки лучше). С ним группа записала первое демо в 1984 году, и Маркус Дёрк подарил мне их демку. Меня поразило, насколько материал на плёнке отличался от того, что мы играли в подвале у Андре. Мне очень понравилось то, что я услышал.

Lucifer’s Heritage в 1985 году: Маркус Дёрк, Томас Келленерс, Андре Ольбрих, Ханзи Кюрш, Томас Штаух

Можно найти информацию, что Томас Штаух играл в Lucifer’s Heritage до записи первой демки. но ушёл аккурат перед ней.

Выше я уже коснулся этого. Томен ушёл в начале 1985 года после записи демо-плёнки. Не знаю, что стало тому причиной. Мне позвонил Ханзи и я вернулся в группу и оставался в ней до начала 1988 года.

Во время записи демо “Battalions of Fear” в группе также играл ныне покойный гитарист Кристоф Тайзен. Насколько весомым был его вклад в развитие команды?

Да, он играл в группе, но вот то что он умер… Правда что ли? Последний раз я видел его несколько лет назад, он был здоров, занимался музыкой и играл в группе Pillow Killz. Его вклад в музыку Lucifer’s Heritage заключался в том, что он играл на ритм-гитаре и получал от этого удовольствие.

Расскажи, пожалуйста, чем тебе запомнилась запись второй демки. Много ли потребовалось времени, чтобы всё записать? Столкнулась ли группа с какими-то трудностями технического характера?

Мы засели в студии в Дуйсбурге в 1986 году на две недели. все музыканты были прекрасно готовы к записи, ведь мы репетировали по четыре-пять раз в неделю. Я записал партии ударных к пяти песням за несколько часов, так что у других осталось достаточно времени на запись их инструментов и вокала. И это было круто, потому что Андре записал отменные соло (он же прописал большую часть партий ритм-гитары). Ханзи пребывал в отличном состоянии духа, и ему не потребовалось много времени, чтобы записать бас, да и запись вокала прошла гладко. После двух уикэндов у нас на руках была кассета с сырым миксом песен. Мы вернулись в Крефельд и отметили это событие с нашими друзьями в метал-баре, который в то время был для нас вторым домом.  Насколько я помню, примерно в это время появилось сообщество “Metal Piranhas Krefeld”. Это было объединение местных металхэдов, которое существует до сих пор и регулярно отмечает разные события, включая концерты Metal Piranhas All Star Cover Band, в которых принимают участие музыканты из Heavenward, Bad Lands, Blind Guardian и другие — все дружно угарают и отрываются. Заходите на их канал на YouTube.

Довелось ли тебе побывать на гастролях с Lucifer’s Heritage?

Как я уже говорил, я дал с группой всего четыре шоу — три под вывеской Lucifer’s Heritage, и одно, когда команда называлась Blind Guardian.

Была ли команда популярной? Насколько востребованной была ваша демка среди тейптрейдеров? Только ли No Remorse проявили интерес к вам или были предложения от других фирм?

В своём регионе Lucifer’s Heritage были достаточно популярны, хотя название группы доставляло немало неудобств. Мы продавали наши демки на всех концертах, проходивших в нашей округе, но большинство людей ожидало от команды с названием «Наследие Люцифера» дэт-метала. Дэт-металлическая сцена была развита в Рурском районе — в Дуйсбурге, Эссене, Дюссельдорфе и т. д. Так что мы всерьёз задумались о смене названия. Что касается лейблов, то No Remorse и продюсер Калле Трапп проявляли к группе большой интерес. Ханзи и Андре горели желанием поскорее издаться на лейбле и стать рок-звёздами. С самого начала они мечтали стать профессиональными музыкантами. Других целей у них просто не было.

Песни со второго демо Lucifer’s Hammer в итоге были перезаписаны на первом альбоме Blind Guardian. В некоторых случаях, например, “Run for the Night” группа сильно изменила аранжировки. Что ты думаешь по этому поводу?

Да, но ведь это и есть процесс развития. Сама запись “Battalions of Fear” была огромным шагом вперёд по сравнению с той студией, где мы записывали демку. Это само по себе вдохновляет. И этот процесс идёт и идёт. Вот что сказал мне Андре, когда пригласил в прошлом году на концерт в Дюссельдорфе в ходе тура “Beyond the Red Mirror”: «Чем больше у тебя возможностей, тем больше это тебя вдохновляет — ты можешь сделать больше и обязательно это сделаешь». Послушай, как они исполняют “Majesty” в наши дни — это совсем другая песня.

Blind Guardian в 1986 году

Что было самым классным для тебя, когда ты был участником Lucifer’s Heritage или тусовался потом с Blind Guardian?

Дружба и дух середины 80-х. Всё было возможно. Мы были очень круты в том, что делали. Нам было легко и просто общаться друг с другом и продвигать то, что мы любили и любим до сих пор. Как видишь, мы до сих пор поддерживаем отношения, хотя я не играю в группе около 30 лет. Конечно, мы не видимся каждый день или даже каждый месяц, но мы всё ещё поддерживаем контакт. Думаю, это говорит само за себя.

Blind Guardian знамениты своей любовью к произведениям Дж. Р. Р. Толкиена. разделял ли ты это увлечение или тебя интересовала только игра на ударных?

Если честно, я совершенно не разбираюсь в фэнтези. Ханзи всегда отвечал за тесты. Ни для кого не секрет, что он увлекается литературой и любит Толкиена. Я же участвовал в сочинении песен и в создании аранжировок, как можно увидеть из вкладки к демо “Battalions of Fear”. Я никогда не считал себя просто барабанщиком. Я играю на пианино с самого детства и до сих пор люблю сочинять песни. Думаю, многие барабанщики сегодня способны на нечто большее, чем отбивать ритм… И это круто!

Почему ты и Кристоф ушли после записи демки? Ты забил на идею стать рок-звездой и зарабатывать на жизнь музыкой?

Что ж, хороший вопрос. Я мог бы целую книгу написать по этому поводу. Вот как всё выглядит в краткой версии: я ушёл из Blind Guardian, потому что не мог репетировать четыре-пять раз в неделю. Моя невеста не могла смириться с этим. Я также подумывал о том, чтобы изучать химию. Я знаю, это совсем другое, но с моей точки зрения это было более серьёзным и надёжным делом, чем контракт с No Remorse Records. Возможно, я бы принял другое решение, если бы у нас был контракт с мэйджор-лейблом, но это лишь мои догадки. Так что я выбрал изучение химии и строительством карьеры. Я расстался с той подружкой и влюбился в одну студентку, на которой я женился 20 лет назад, и теперь у нас двое прекрасных детей. Думаю, ничего этого у меня бы не было, если бы я остался в Blind Guardian. именно поэтому я счастлив, что когда-то принял решение оставить группу. Хотя как музыкант я долгие годы переживал, что поступил таким образом. От альбома к альбому Blind Guardian становились всё лучше и лучше. Они сочиняли песни и играли именно так, как я всегда хотел. Небольшой эксклюзив для тебя и твоих читателей: когда Томен ушёл из группы в 2005 году, я попытался получить это место. К сожалению, было уже поздновато. Фредрик (Эмке) — отличный барабанщик. Мне нравится, как он работает над своими партиями!

Однажды, в период альбома “Imagination from the Other Side” Ханзи сказал, что Томас Штаух — самый профессиональный музыкант в Blind Guardian. Согласен ли ты с ним?

Извини, ничего не могу сказать на счёт этого.

А как в группу попал Макус Зипен?

Маркус репетировал рядом с нами. мы знали его уже достаточно давно. Он также играл в одной группе с Томеном, пока я был в Blind Guardian. Видишь, как всё тесно переплетено. Получается эдакий семейный бизнес.

Кстати, предвидел ли ты, что Ханзи и Андре добьются успеха с группой. Благодаря чему Blind Guardian стали одной из лучших команд в пауэр-метале?

Как я уже говорил, они были полностью уверены на счёт карьеры музыкантов. Других вариантов просто не было. Всю свою энергию они направляли на то, чтобы стать успешными, и точно так же дела обстоят и сегодня.

Lucifer’s Heritage в 2005 году: Ханзи Кюрш, Маркус Дёрк, Андре Ольбрих, Ханс-Петер Фрей

Что ты ощущаешь сейчас, когда думаешь, что помог встать на ноги одной из крутейших пауэрных команд современности?

Я очень горжусь этим, правда. Да, я упустил возможность гастролировать по всему миру и играть в группе с классными музыкантами и отличными парнями, но кое-какие мои мечты всё же сбылись. Например, люди по всему миру могут купить диски с песнями, в записи которых я принял участие. немногие знают, что я играю на барабанах в песне «Gundalf´s Rebirth” (бонус-трек на CD-издании альбома “Battallions of Fear”). Треки с моим участием есть и на ремастированном переиздании  «Follow the Blind”, и на сборнике «A Mystery of a Time to Come”, и на виниловом бокс-сете. Не так плохо. В прошлом году я был на «Вакене» в футболке Lucifer’s Heritage, и многие фэны фоткались со мной и болтали о группе. Так что для меня большая честь быть частью истории Blind Guardian.   

Какой альбом из дискографии Blind Guardian нравится тебе больше всего? Продолжаешь ли ты слушать металл?

У меня есть все их альбомы. Моим любимым является “Somewhere Far Beyond”. Это отличный релиз, настоящий шедевр, за которым группа выпустила ещё множество прекрасных пластинок. Да и их новые альбомы получаются отличными, и группе ждёт ещё много прекрасных релизов. Можете быть уверены!

А что на счёт тебя? Чем ты занимаешься в плане музыки?

Что ж, за истекшие 30 лет я поиграл во множестве групп. Дважды я был близок к подписанию контракта с мэйджором, но всегда что—то мешало. Я сочинил более 120 песен как для других групп, так и для своего проекта HpF. Я играю на всех инструментах и пою. Время от времени я записываюсь с друзьями в моей домашней студии, но это не тяжёлый металл. Я бы назвал эту музыкой смесью прога и поп-рока. Мне нравятся Genesis, Neal Morse Band, Transatlantic, Threshold, так что можете представить, чего я пытаюсь достичь и как звучит то, что я исполняю. Музыка — это моя любовь и моя жизнь, и я буду заниматься ей до самой смерти. Если хотите послушать мои песни или посмотреть видео, заходите на мой канал на YouTube. Металлистам понравится песня “Mystic Woman”. Можете также бесплатно скачать альбом лучших вещей HpF “Zeitgeist”. Ну или пишите на мой email hpfmusic@aol.com

Под занавес интервью можешь пожелать читателям Stay Heavy всё, что угодно!

Привет России и читателям твоего издания и спасибо за это интервью. Было здорово вспомнить всё это. Здорово, что есть такие фэнзины и энтузиасты вроде тебя, Константин! Всем рок-н-ролл!

Фотографии предоставлены Хансом-Петером Фрейем и Томасом Келленерсом.

Константин,
июнь 2017.