L.W.S. Inc.: “Ненависть к скейтерам – это просто прикол”

Ещё одно интервью, планировавшееся для выпуска Stay Heavy № 7. Мы продолжаем окучивать грядку с многочисленными андеграундными трэш-формциями 80-х годов. На этот раз жертвами допроса с пристрастием стали голландские “Психи без скейтбордов” – Йоост Столк (гитара), Манфред ван Заделхофф (бас) и Донован Тесселаар (барабаны). Все они отметились лишь на первом альбоме L.W.S. Inc. “Welcome to the Asylum”, вокруг которого и строилась беседа. 

Давайте начнём интервью с весьма «неожиданного» вопроса: как вы увлеклись тяжёлой музыкой?

Йоост: Для начала хочу заметить, что всё это было 25 лет назад, и каких-то вещей я могу уже и не помнить. Я увлекался командами типа Deep Purple, Rainbow и им подобными с самого юного возраста. В 1977 году я впервые услышал Sex Pistols, и тут меня накрыло! На несколько лет я подсел на панк и лишь в 80-е обратил внимание на металл — моими любимыми коллективами стали Iron Maiden и Judas Priest. В панк-группах я играл на басу и на барабанах, а на гитару переключился в хэви-формации Stray Bullets. Мы были настоящим отстоем, но я многому научился, играя в этой команде (смеётся).

Манфред: Я начал интересоваться тяжёлым роком в возрасте 12—13 лет. Сперва моими кумирами были Kiss, а затем я переключился на Motorhead, Saxon, Iron Maiden и прочие команды NWOBHM.

Донован: Моё путешествие в мир тяжёлой музыки началось в 12 лет с одного из альбомов Deep Purple, который мне дал послушать кто-то из друзей. В 15 лет я много слушал Dead Kennedys, а затем познакомился с творчеством Slayer и Metallica, что полностью изменило мою жизнь.

В 80-е Нидерланды были настоящим раем для металлистов: журнал “Aardschok”, фестиваль Dynamo Open Air, да и групп приличных было полно. Почему же в то время ни одна голландская группа не стала всемирно популярной?

Йоост: Не могу сказать точно. Наверное потому, что Нидерланды не такая большая страна как  Германия или Великобритания. Одно я усвоил точно: музыкальный бизнес — это настоящий бизнес. По крайней мере, так было в то время. Сейчас-то гораздо больше независимых лейблов, плюс есть Интернет. Короче говоря, я думаю, что голландские группы не сулили большой прибыли и поэтому не были интересны лейблам.

Манфред: Да, Голландия и впрямь была раем для металхэдов: уже упомянутый тобой журнал “Aardschok”, куча групп, с которыми мы выступали вместе по 3—4 раза в неделю. В Эйндховене, Амстердаме, Хаарлеме и Алкмааре были крутые рок-шопы, была металлическая программа на общенациональном радио, да и MTV тоже крутило клипы тяжёлых команд. Но в те дни многие интересовались американскими группами. Думаю, поэтому местная сцена так и не обрела международного признания.

Донован: У групп из Америки были лучшие условия контрактов, и лейблы гораздо активнее занимались их продвижением. У голландских команд не было возможности отправиться в мировое турне и обрести широкую популярность. Мои лучшие воспоминания о том периоде связаны, во-первых, с туром по Голландии после выпуска альбома, а во-вторых, с работой в студии в Германии. И ещё я никогда не забуду, как сидел и выпивал в баре, а ко мне подошёл незнакомый чувак и сказал: «Поздравляю! Твоя группа подписала контракт на запись альбома!» (Смеётся) Я думал, что чел меня просто дурачит, но когда я пришёл домой, то обнаружил письмо с копией контракта.

Группа появилась на свет в городе Алкмаар, где базируется футбольный клуб “AZ”. Болеете ли вы за эту команду? Может, по молодости кто-то сам играл в футбол?

Йоост: Я люблю футбол и болею за «Фейнорд», и да – я сам играл в футбол, будучи подростком.

Манфред: Я тоже в детстве играл в футбол и являюсь футбольным болельщиком. Мой любимый клуб – амстердамский «Аякс». На самом деле, Алкмаар был нашей своеобразной базой, но мы с Деннисом (Деннис Хартог — гитарист L.W.S., ныне играющий в Sinister) родом из других городов.

Донован: Ну, в детстве я гонял мяч на улице, но никогда не занимался футболом профессионально, да и вообще — я не особый любитель этого спорта.

L.W.S. Inc. были одними из первопроходцев голландского трэша. Как у вас складывались отношения с командами вроде Mandator, Donor, Osiris, Sepulchral Death/Usurper? Легко ли было привлечь к себе внимание промоутеров и владельцев клубов?

Йоост: Мы дружили с этими группами. Сцена была маленькой, поэтому все друг друга знали. Организовать концерт для трэш-группы в Нидерландах было сравнительно легко. Одно время я выполнял функции менеджера, и мне удалось организовать уйму концертов.

Манфред: Да, мы были одним из первых трэшеров в Голландии. Естественно, мы были знакомы с Mandator, Deafen, Silenxce и многими-многими другими. Сцена в то время была очень сильной, и все группы старались держаться вместе, выступая на фестивалях или на разогреве у именитых коллективов. Но я должен сказать, что трэшевых банд в то время было не так много, поэтому у нас не было перенасыщения сцены, и организовать концерт было не шибко сложно. В Голландии и соседней Бельгии хватало клубов, так что мы часто давали концерты. И ещё — было немало музыкальных площадок, которые получали субсидии от государства, что тоже облегчало дело.

Донован: Мы часто выступали с разными бандами из Голландии. Все команды старались поддерживать друг друга, и я до сих пор дружу с некоторыми музыкантами. Одна из моих любимых формаций той эпохи — Inferno, которая потом переименовалась в Silenxce. Преимуществом L.W.S. был хороший менеджмент — мы могли делать всё, что нам хотелось, и не зависеть от промоутеров.

Манфред и Донован

Название группы расшифровывается как “Lunatics Without Skateboards” («Чудики без скейтбордов»). Кто предложил эту идею? И чем вам не угодили скейтеры? Вас бесила мода на скейты среди трэшеров, или же вы были патриотами Голландии, где предпочитают велосипеды? Кстати, не было ли у вас проблем с публикой из-за призывов сбивать скейтеров в песне “L.W.S. Inc.”?

Йоост: Если я правильно помню, название предложил Манфред, но это была всего лишь шутка. Мы не имели ничего против скейтеров, а лично я ненавидел велосипедистов (смеётся). Проблем с фэнами у нас не было, но я помню, что во время записи первого альбома журналист из одного немецкого издания задал нам тот же самый вопрос. Мы ответили, что мы просто прикалываемся, а они выпустили интервью под заголовком «L.W.S. Inc.: Мы ненавидим наших фэнов». Вот он, музыкальный бизнес во всей его красе. Кстати, два наших роуди были ярыми скейтерами.

Манфред: Название придумал один наш приятель. Это было не более чем прикольное имя. В то время группы вроде Anthrax и Metallica гоняли на скейтах, да и мне это дело тоже нравилось. Так что никаких серьёзных «наездов» на скейтеров — просто прикол. У нас никогда не было проблем со скейтерами из-за наших песен. Думаю, им даже нравился такой стёб.

Донован: Когда я пришёл в группу, она уже имела такое название. Мне кажется, оно появилось в знак протеста против кучи непонятных чуваков, которые просто таскались везде со скейтами, но при этом вообще не умели кататься. Наш гитарист Деннис был скейтером, и у него не было никаких проблем с названием Lunatics Without Skateboards.

Что вам запомнилось о работе над первым демо?

Йоост: Для нас всё это было сплошной вечеринкой. Мы никогда не рассматривали группу как нечто серьёзное. Помню, как в один из дней в студию пожаловали судебные приставы, чтобы конфисковать имущество владельца студии. Они хотели забрать и нашу аппаратуру, что нас сильно напрягло.

Манфред: Я до сих пор отчётливо помню эту сессию. Может, мы и были не очень хорошо готовы к записи, зато энтузиазма нам было не занимать! Для большинства из нас это вообще был первый опыт работы в студии, и процесс записи тогда сильно отличался от того, что есть сейчас.

Донован: Запись демо была для нас серьёзным шагом, и мы много репетировали перед походом в студию. Например, когда я приходил с работы домой, я тут же садился за установку, и играл минимум один час, а потом шёл на репетицию с остальными.

В демо вошла песня “Condemned Property”, рассказывающая весьма любопытную историю, круто замешанную на мистике. Что послужило источником вдохновения для неё?

Йоост: Уф, сейчас я уже не вспомню, кто написал этот текст. Кажется, это был наш менеджер. Сам я ничего не могу сказать на этот счёт.

Манфред: Увы, но и я не могу никак прокомментировать этот текст. В основном, за тексты отвечал наш друг и менеджер Аллард.

Донован: Насколько я помню, текст этой песни был основан на каком-то фильме — в то время наши тексты нередко создавались под влиянием кино.

Вслед за демо последовал контракт с Aaarrg Records. Почему именно они, а не Roadrunner (что было бы логично) или не Mausoleum Records?

Йоост: Да просто это был первый лейбл, который предложил нам контракт. Как я уже говорил, мы не парились на счёт всех этих формальностей. Наш друг отправил демо Aaarrg Records, и нам пришло предложение заключить контракт, что стало огромным сюрпризом.

Манфред: Дело в том, что у нас были знакомые, которые в свою очередь знали кого-то с Aaarrg Records. Вот так мы и получили предложение подписать контракт. Мы отправляли демку разным лейблам, но только Aarrrg Records проявили интерес.

Донован: Насколько я помню, Aaarrg были первым лейблом, предложившим нам контракт, и мы ухватились за эту возможность обеими руками.

Как у вас обстояли дела с концертами? Запомнилось что-то кроме постоянного угара?

Йоост: До выпуска альбома мы играли не так уж часто, а вот после выхода пластинки от гигов просто отбоя не было. Пожалуй, самым крупным мероприятием с нашим участием был фестиваль против расизма в клубе “Dynamo” в Эйндховене.

Манфред: После записи демо я стал сочинять новый материал, и да — мы много гастролировали, выступая вместе с Celtic Frost, Holy Moses, Blessed Death, Death Angel и так далее.

Донован: У нас не было проблем с концертами. Порой мы давали по 4 концерта подряд, а в понедельник утром снова приходилось вставать на работу к 7 часам.

Как вам работалось с Ральфом Хубертом? Вы его не свели с ума своим раздолбайством?

Йоост: Насколько я помню, Ральф нечасто появлялся в студии. Зато с нами работал прикольный звукорежиссёр Хампти — весёлый чувак, да и специалист хороший. Всякий раз, когда мы ходили в магазин, мы покупали «Киндер-сюрпризы», так что весь микшерский пульт был уставлен игрушками из «Киндеров». Помню, Ральфу это не особо понравилось (смеётся). Но Ральф был крутым музыкантом, и научил меня паре приёмчиков игры на гитаре.

Донован: Работать с Ральфом было настоящей привилегией. Он прекрасно знал, чего мы хотим добиться и как перенести на плёнку на звучание.

В песне “Count Your Blessings” группа осуждает тех, кто не может справиться с алкогольной зависимостью, но при этом вы и сами бухали как черти. Нет ли тут доли лицемерия?

Йоост: Честно говоря, я сейчас уже не помню, о чём именно эта песня. Когда ты молод, то многое не воспринимаешь всерьёз. Конечно, алкогольная — да и любая другая — зависимость может стать проблемой, но это не значит, что нельзя изредка напиваться.

Манфред: Повторюсь — мы не придавали серьёзного значения текстам. По крайней мере, так было в начале. Так что все эти темы про алкоголь и ужасы… Текстами заведовал Аллард, и идея “Count Your Blessings” принадлежала тоже ему. Я же не заморачивался на текстах — моей задачей было сочинение музыки.

Донован: Лицемерие, говоришь? На мой взгляд, есть большая разница между выпивкой от случая к случаю и алкоголизмом. Так что я не думаю, что в этой песне мы покривили душой.

Йоост Столк

Mental Weakness” рассказывает историю человека, который сошёл с ума из-за вечно орущих детей и истеричной жены. Удалось ли вам самим избежать этой участи?

Йоост: Что касается истеричной жены, то нет, но я не собираюсь вдаваться в подробности (смеётся). У меня пятеро детей, двое из них уже взрослые, а трём остальным два, три и пять лет, и я их просто обожаю!

Манфред: У меня есть жена, но нет детей, и меня это полностью устраивает!

Донован: О, да, чувак! У меня получилось избежать этой участи!

Нередко бывает так, что фэны и пресса обделяют вниманием местные группы, предпочитая им иностранные. Каким было отношение голландских СМИ к L.W.S. Inc.?

Йоост: Нам повезло, и альбом был хорошо принят в прессе. Наши песни нередко крутили по национальному радио “Vara’s Vuurwerk”, и в итоге альбом попал в Топ-50 на этом радио.

Манфред: Ты прав — отзывы местной прессы о нас обычно были нормальными, но далеко не хвалебными. Зато нам сильно помогали фэны, поддерживавшие нас многие годы. Ситуация с прессой изменилась в лучшую сторону, когда вышел альбом, но оно и понятно — лейбл и концертное агентство много сделали для нашей раскрутки.

Донован: Думаю, в нашем случае было не всё так плохо. Нас поддерживала местная пресса, а отзывы на наш альбом были достаточно лестными.

Был ли у вас тур в поддержку “Welcome To The Asylum”?

Йоост: Мы исколесили вдоль и поперёк все Нидерланды, нередко играли в Бельгии, но на этом всё. К сожалению, нам не удалось выступить в Германии, хотя мы и были подписаны на немецком лейбле.

Манфред: Играли-то мы до хрена, но лишь в пределах Нидерландов и Бельгии. Концерты в Германии должны были стать следующим шагом, но тогда я решил уйти из группы, и это в корне изменило ситуацию.

Донован: Да, мы много выступали в поддержку “Welcome To The Asylum”, и это был бесценный опыт. К сожалению, в этот период группа стала распадаться, и уже запланированный тур по Европе пришлось отменить.

Джон Фрийн

В 1991 году группа записала демо “The Second Coming”, о котором практически нет информации. Кто участвовал в его записи? Был ли это оригинальный состав, или к тому моменту вокалист Джон Фрийн набрал других музыкантов?

Йоост: Мне кажется, это был первый состав.

Манфред: Для этой плёнки я сочинил две песни, но в записи уже не участвовал. В группе появился новый басист, игравший потом и на альбоме “Reality” (речь идёт, скорее всего, о Рене Шрёдере). В остальном же это был прежний состав L.W.S.

После записи альбома в группе произошёл раскол: часть музыкантов хотела полностью посвятить себя L.W.S. Inc., другие же рассматривали команду как хобби. Какую позицию занимал каждый из вас?

Йоост: В самом начале группа была для меня просто развлечением, но после контракта с лейблом у меня появились определённые амбиции, и я стал относиться ко всему гораздо серьёзней. К сожалению, мечта стать профессиональным музыкантом так и не сбылась. После этих споров о будущем L.W.S. Inc. фактически прекратили своё существование.

Манфред: Не было никакого раскола. По крайней мере, так ситуация видится мне. Да, некоторые участники хотели полностью посвятить себя группе. У меня же в то время была хорошая работа, и группа, на мой взгляд, была недостаточно хороша для того, чтобы ради неё я отказался от работы. Легко сказать «Да!», если тебе нечего терять, но это был не мой случай. Думаю, хорошо, что мы тогда начали обсуждать эту тему — это позволило мне уйти с лёгким сердцем. После моего ухода музыка L.W.S. сильно изменилась. Обычно я сочинял почти весь материал, но затем Йоост тоже стал приносить свои идеи. Он писал хорошие вещи, но они сильно отличались от того, что делал я, и не были трэшевыми.

Донован: L.W.S. inc. были моей мечтой, и у меня были серьёзные намерения относительно группы. К сожалению, у нас возникли проблемы с другими участниками коллектива, которые не хотели уходить с «нормальной» работы. Для меня же всё было ясно: до тех пор, пока группа не приносила никаких доходов, оставлять работу не имело смысла, но и группу бросать тоже не стоило.

В 1996 году Джон Фрийн собрал новый состав L.W.S. Inc. и выпустил альбом “Reality”. Предлагал ли он кому-то из оригинальных участников поучаствовать в записи этого CD?

Йоост: Нет, ведь у него уже были собраны достойные музыканты.

Манфред: Что касается альбома “Reality”, то для меня это не L.W.S. — это Джон и какие-то чуваки с ним. В любом случае, я был уже вне группы, и если бы Джон попросил меня вернуться, я бы сказал «Нет».

Донован: Увы, но тут я ничего не могу сказать — я ушёл из группы до записи этого диска.

Реюнион в 2007 году

В 2007 году «лунатики» дали один концерт на дне рождения лейбла Rusty Cage Records. Как всё прошло? Не было желания организовать полноценный реюнион, записать новый диск и поехать на гастроли?

Йоост: Я не принимал участия в этом мероприятии. В 1997 году я переехал на остров Кюрасао в Карибском море, так что я просто не смог прилететь в Нидерланды.

Манфред: Было здорово собраться практически в оригинальном составе. Во время этого шоу мы выступали вчетвером, так как Йоост по вполне понятным причинам не смог прилететь в Нидерланды. Во время репетиций я испытывал особенные ощущения — никакого стресса, никакого дерьма. И знаешь, мне это понравилось!

Донован: Да, клёво, что мы снова собрались и отыграли этот концерт, но мы не планировали никакого продолжения. Мне нужно было заниматься воспитанием своего сына, которого я растил один, так что у меня не было времени на группу.

Манфред, вопрос персонально тебе. В своё время ты организовал лейбл Rusty Cage Records. Каковы были твои цели? Какие группы, издававшиеся на этом «значке» ты бы выделил?

Манфред: Мне всегда нравился металл, именно поэтому я и основал свой лейбл. Он потребовал множества усилий, а продавать альбомы молодых команд и найти подходящую аудиторию для было очень трудно. Хотя мне и пришлось прикрыть лавочку, думаю, мы сумели подписать немало хороших команд: Cypher, Magnacult, Prey For Nothing, Jesus Martyr и ряд других. В то время сцена была не в лучшем состоянии, диски продавались из рук вон плохо, а до возрождения винила было ещё далеко. Я рад, что формат винила сейчас снова востребован — это хоть чуть-чуть, но улучшает ситуацию в музыкальном бизнесе.

Расскажите, чем вы занимались после L.W.S. Inc. Я знаю, что Деннис Хартог играл в Hammerhawk и Putrefied, а сейчас является участником Sinister, но вот что случилось с другими музыкантами?

Йоост: После L.W.S. Inc. я играл в группе Scram C. Baby – это был отпадно! Я мог делать абсолютно всё, что хотел, то есть извлекать из гитары визжащие звуки (смеётся). Я также работал в доме престарелых, где я и встретил свою будущую жену. В 97-м году мы перебрались на Кюрасао, где живём до сих пор. Сейчас у меня есть небольшая фирма, занимающаяся разработкой компьютерного софта, и она отнимает у меня бóльшую часть времени. Я по-прежнему слушаю музыку (сейчас это, в основном, Creed, S.O.A.D. и Muse), но уже не играю её сам. Хотя мой “Fender Stratocaster” пылится у меня под кроватью, так что кто знает — может быть, однажды…

Манфред: После ухода из L.W.S. я основал группу En Masse. В её состав входили Саймон Ментинг (вокал, также участник культовой голландской группы Defender) и Дон Тесселаар, плюс два совершенно новых гитариста. Потом я несколько лет играл в банде MAC-11 с вокалистом Риком Амбросе (ex-Jewel). В настоящий момент я не занимаюсь музыкой, что, в общем-то, тоже неплохо.

Донован: Какое-то время я играл в Goddess of Desire, а также был участником KinkyMachines. В последней мне приходилось совмещать игру на барабанах и пение, так что я был кем-то вроде Фила Коллинза (смеётся). Сейчас я играю в группе под названием BareFoot, исполняющую стоунер/блюз-рок с примесью металла. Из-за проблем со спиной мне пришлось переключиться с барабанов на гитару и вокал.

Что бы вы хотели пожелать российским металхэдам напоследок?

Йоост: Один из наших роуди — Марко “Shredlight” — погиб в катастрофе «Боинга» MH17 над Украиной. Он был замечательным чуваком, и я бы хотел, чтобы вы все вспоминали его время от времени. Ну и ещё: живите так, как хотите именно вы, и умейте ладить друг с другом.

Манфред: Спасибо за это интервью. Мне приятно, что люди всё ещё интересуются моей музыкой и моими группами. Надеюсь, теперь металхэды в России узнали больше как обо мне, так и о L.W.S. Welcome to my asylum!

Донован: Хочу поблагодарить всех русских фэнов, которые слушают песни L.W.S. Inc. Надеюсь, однажды я смогу приехать в Россию вместе с BareFoot.

Константин, апрель 2017