Mad Max: ЭММОциональный разговор

Канун Нового года — особый период, когда в воздухе витает ощущение волшебства и чего-то необычного. Последнее, чего ждёшь в такое время — новостей о том, что одна из твоих любимых групп рассталась с многолетним вокалистом и одним из главных композиторов. Такой “сюрприз” не сразу укладывается в голове. Что ж, пути Mad Max и Михаэля Фосса разошлись, и нам остаётся лишь принять этот факт. Группа также лишилась басиста Томаса Бауэра, но всем ушедшим уже найдена замена: Фабиан Ранфт (бас), второй гитарист Ральф “Док” Гейне и — барабанная дробь! — относительный новичок на рок-сцене, вокалист Эммо Акар. С ним-то я и связался, чтобы побольше узнать о его карьере.   

Read English version HERE.

Эммо, расскажи, пожалуйста, о том, как ты увлёкся пением и какие артисты повлияли на тебя больше всего.

В 14 лет я начал брать уроки игры на гитаре, но уже через несколько месяцев бросил их, так как быстро прогрессировал и хотел большего, чем мне мог предложить учитель. Кстати, мой преподаватель был русским, и он подсадил меня на Deep Purple с Ковердейлом и Хьюзом. Именно эти музыканты и стали для меня идолами, во многом повлиявшими на моё видение музыки. Освоив гитару, я стал сочинять свои песни, но не имел возможности записывать их. Вскоре я познакомился с Феликсом Брауном — мы сидели за одной партой на уроках этики. Потом он подсел ко мне в школьном автобусе и рассказал, что у него дома есть аппаратура, на которой можно создавать драм-биты. Я напросился к Феликсу, чтобы записать свою песню. Проблема была в том, что у меня не было вокалиста. Мы сидели в комнате и не решались спеть песню, пока я наконец не набрался храбрости и не записал вокал. С той поры мы постоянно зависали у Феликса. Рок-музыка настолько поглотила меня, что я полностью забил на уроки и домашку, так что меня просто вышибли из школы. Это произошло, когда мне было 17 или около того. Я усердно работал над своими навыками гитариста и вокалиста и попутно работал с музыкантами типа Томаса Блуга, Лео Леони (Gotthard), Денниса Уорда (Pink Cream 69), Дэнни Рексона (Crazy Lixx) и других. Однако это всё была работа в качестве бэк-вокалиста, поэтому моё имя особо не светилось, и я был известен лишь в андеграундных кругах. В то время я испытывал огромное влияние Дэвида Ковердейла и в итоге стал участником Coversnake — трибьют-группы Whitesnake. В е составе я и получил долгожданное признание — нас считали самой правдоподобной трибью-группой Whitesnake. Однако мой вокальный стиль постепенно эволюционировал. В детстве я обожал поп-музыку 80-х, ритм-н-блюз, соул и даже старый хип-хоп. Я обожаю мелодии и качающие ритмы. Кроме того, на меня повлияли Майкл Болтон, Джо Линн Тёрнер, Стив Оверленд и даже Мэрая Кери. Мне также нравятся команды типа Journey, Survivor, Toto, H.E.A.T, Talisman и Queen.

В твоём послужном списке значатся группы Slizzard Lizzard, Street Hawk и Coversnake. Расскажи о них чуть подробней. Довелось ли тебе что-то записать с ними?

Slizzard Lizzard

Slizzard Lizzard были моей первой группой, в которой я мог делать всё, что мне заблагорассудится, и в которой я учился сочинять песни не только с позиции вокалиста или гитариста, но и остальных музыкантов. У нас был неплохой потенциал, наша музыка нравилась не только рокерам, но и просто меломанам, но всё быстро закончилось из-за того, что у музыкантов группы были разные цели в жизни. Тогда всё ограничилось одни ЕР, но не так давно мы снова собрались и работаем над новым материалом.

Street Hawk были AOR-группой из молодых, но одних из самых талантливых музыкантов, с которыми мне доводилось работать. Мы выглядели, как наши мамочки в 80-е (разве что костюмы были обтягивающими и сшиты на заказ) и кутили напропалую, пережив всё, что только могло произойти с рок-н-ролльной группой. Однако парни из Street Hawk были настоящими перфекционистами, так что некоторые вокалисты даже пытались отговорить меня от работы с ними. Однако для меня это был очень полезный опыт, потому что в Street Hawk верили в мой потенциал и помогли мне развить его. Ко мне относились с уважением, и я был счастлив. К сожалению, я смог записать только два трека для ЕР и был вынужден уйти из Street Hawk по семейным и личным обстоятельствам. Для меня это был настоящий удар, ведь у группы были отличные перспективы. Я до сих пор храню воспоминания о тех днях в Берлине. К счастью, на Ютубе можно найти две песни с моим участием — «Poison Heart» и «Dreamrunner».

Что касается Coversnake, то эта группа многое значит для меня. Я давно мечтал петь в трибьют-группе Whitesnake и наконец нашёл этих парней, которые дали мне приют, место для сна и надежду на будущее, когда жизнь казалась бессмысленной. В то время я многое потерял и был в долгах из-за медицинской страховки. У меня не было работы, я жил в комнатушке в доме своих родителей, у меня не было машины, чтобы выезжать за пределы городка, в котором я жил. У моего отца есть маленькая фирма такси, в которой кроме него работает ещё один человек. Порой отец зарабатывал в день по пять баксов, и денег не хватало, чтобы заплатить компаньону. Тогда считалось за счастье покушать горячей пищи несколько раз в неделю. В обще, беспросветная жопа. Вот тогда в моей жизни появились Coversnake. Я выступал перед благодарной публикой, и нас кормили перед концертами. Мои одногруппники до сих пор не знают, что они спасли меня в трудный момент, потому что я не хотел жаловаться. Я предпочитал быть крутым фронтменом не только на сцене, но и вне её. С первого дня Coversnake заняли особое место в моём сердце, и я хочу петь с ними при любой возможности.

Street Hawk

Ты также участвовал в шоу “Голос”. Как ты туда попал и до какой стадии продвинулся? Насколько этот опыт отличался от выступления перед рок-фэнами?

Подать заявку в немецку. Версию “Голоса” в 2015-м меня уговорили друзья. Я получил приз зрительских симпатий, но особых дивидендов мне это не принесло. Я дошёл до первого прослушивания, но ни один из членов жюри не выбрал меня. Дело в том, что они уже набрали свои команды, и только у одного судьи было одно вакантное место, на которое претендовали восемь кандидатов. Исполняя «Can’t Stop Loving You» Van Halen, я знал, что не смогу рассчитывать на непосредственную реакцию публики. Для людей в зале я был одним из аутсайдеров, да и выбор песни был не самым очевидным. Однако во время припева я услышал бурную реакцию зала, что было неожиданностью для меня. Как бы то ни было, участие в “Голосе” было интересным опытом и неплохим пополнением моего послужного списка.

Когда ты впервые открыл для себя Mad Max и какие песни/альбомы тебе нравятся больше всего?

Знакомство с Mad Max состоялось, когда я работал с группой Frontline — эта группа пыталась вернуться к активной деятельности, но из-за внутренних конфликтов и споров из-за прав на название так ничего и не вышло. Забавно, что когда на меня вышел басист Томас “Хатч” Бауэр и пригласил на прослушивание, я подумал, что речь идёт о Mad Max — на Facebook-странице Томаса было написано, что он играет в Mad Max. Но оказалось, что он звал меня во Frontline. Мне тогда было 25. Ну, а с творчеством Mad Max я вплотную познакомился, когда получил приглашение заменить Михаэля Фосса. Мне очень понравились песни «Losing You» («Rollin’ Thunder»), «Wild & Seventeen» («Night of Passion») and «Stormchild» («Stormchild») и многие другие! Можно сказать, что в мом лице Mad Max обрели ещё одного поклонника, «зависшего» на альбомах «Rolling Thunder», «Stormchild» and «Night of Passion».

А как ты в итоге познакомился с Юргеном Брефортом? Насколько я понимаю это произошло за несколько месяцев до того, как он объявил об уходе Михаэля Фосса?

Летом прошлого года я работал с Лео Леони из Gotthard, а он дружит с музыкантами Mad Max. Лео был в курсе о проблемах с Михаэлем и предложил мою кандидатуру. Mad Max связались со мной, мы запланировали встречу и прослушивание, но из-за коронавируса лично встретиться не получилось. Однако нам удалось хорошо узнать друг друга, общаясь через Интернет. Я спел несколько песен по конференцсвязи, и всем понравилось. И вот однажды Юрген позвонил мне и спросил, хочу ли я стать новым вокалистом Mad Max. Я рассмеялся от радости, потому что уже давно знал, что хочу петь в этой группе. Я рад знакомству с Доком и Фабсом, особенно с Доком, ведь он уже играл в Mad Max. Фабс — приятель Акселя, и насколько я понял, он славный малый. Жду не дождусь нашей первой настоящей репетиции. Пока это невозможно, но все музыканты в группе обладают огромным опытом, так что уверен, что у нас всё получится, как только будут снять ограничения!

Некоторые поклонники поспешили заявить, что без Михаэля Mad Max умерли, и вам нужно сменить название. Что ты думаешь об этом? Готов доказать, что и с тобой Mad Max будут в полном порядке?

Я понимаю тех, кто недоволен из-за ухода Михаэля, и их скептицизм относительно нового состава. Я и не жду, что давние поклонники вмиг забудут о прошлом и сразу примут меня. Мне предстоит немало потрудиться, чтобы завоевать сердца преданных фэнов Mad Max. Я с огромным уважением отношусь к наследию Михаэля Фосса и тому, что он сделал для этой группы. У меня нет цели копировать Михаэля — мы ведь разные люди с разными голосами. Было бы неправильно утверждать, что песни Mad Max созданы исключительно для голоса Михаэля. Их может исполнять и другой вокалист, который сделает это в собственной манере, не удаляясь от оригинальных версий. Ситуацию с Mad Max можно сравнить с тем, что было в Van Halen. Дэвид Ли Рот и Сэмми Хэгар были абсолютно разными, но слушать старые песни Van Halen в исполнении Сэмми было не менее интересно. Это по-прежнему были Van Halen, но другие — не хуже, не лучше, просто с другим вокалистом. Поменять название из уважения к наследию Михаэля Фосса? Неужели поклонникам не будет грустно, что их любимая группа прекратила существование? Сдаваться, когда мы можем показать всё разнообразие Mad Max, было бы неправильно, тем более что я готов показать свои интерпретации старых песен. Понимаю, что люди привыкают к чему-то одному и точно знают, что они хотят слышать. Группа становится частью их жизней, и никто не вправе отнимать это, но мы ведь и не собираемся никого лишать воспоминаний о Mad Max с Михаэлем Фоссом. Мы будем и впредь исполнять старые песни, а я не собираюсь менять группу — я лишь малая часть коллектива, так что дух Mad Max останется неизменным.

Когда же мы услышим Mad Max с твоим вокалом? Вы планируете записывать что-то новое или перезаписывать старые хиты?

Учитывая, что «Stormchild Rising» вышел не так давно и не исполнялся на концертах из-за пандемии, было бы логично сыграть эти песни живьём при первой же возможности. К тому же, в записи альбома принимал участие не только Михаэль Фосс, но и другие вокалисты: Пол Шортино, Ронни Ромеро. Так что в песнях есть пространство и для моего голоса, так сказать. Сейчас я не могу ничего обещать, ведь мы живём в сумасшедшее время. Одно я могу сказать точно: я — большой поклонник старых записей Mad Max и хотел бы вернуть в сет-лист некоторые песни, которые давно не исполнялись на концертах. Никто не знает будущего, но мы сами можем решать, каким оно станет.

Официальные ресурсы Mad Max:

https://www.facebook.com/MADMAXBand

https://www.madmax-germany.rocks/

https://vk.com/madmaxrock

Константин Чиликин