Пол Эво (Warfare): «Мой новый альбом звучит свежо, мерзко и охрененно громко»

Скрещение металла и панка в 1980 годы подчас давало поразительные результаты. В США эта смесь привела к появлению трэша, а в Великобритании на свет появилось нечто громкое, невыносимое и ужасное — настоящая мерзость! Именно такой и была группа Warfare во главе с поющим барабанщиком Полом Эво. Спустя 25 лет он вернулся, чтобы пронзить ваши уши своим новейшим релизом!

Read English version HERE.

Эво, поздравляю с выходом нового альбома! О Warfare давненько не было слышно. Чем ты занимался всё это время и что заставило тебя снова вернуться к музыке. У тебя возникла потребность донести до публики нечто важное или всё вышло само собой?

Всё получилось как-то само собой, хотя на протяжении последних 25 лет меня постоянно просили перезаписать песни Warfare, сыграть с разными командами, стать продюсером и т.д. в итоге я взял свой запылившийся бас, отправился в студию к своему приятелю Фреду Пёрсеру, подключил басуху к одному из усилков Marshall, выкрутил громкость до уровня «12», вдарил по струнам и снёс звуковой волной все предметы со стола в студии. И вот тут-то былая страсть вернулась ко мне, так что пришло время для шума, ярости и непристойности.

У меня ещё не было возможности послушать сам альбом. Не мог бы ты рассказать о нём? Какие сюрпризы ждут слушателей?

Альбом базируется на песнях с первых четырёх пластинок Warfare, которые зазвучали в соответствии с современными стандартами. Альбом вышел свежим, мерзким и охрененно громким, к тому же на нём сыграло множество моих друзей.

Насколько я понимаю, почти все инструменты были записаны тобой одним. Пытался ли ты привлечь кого-то из бывших коллег по Warfare или было проще всё сделать одному?

За всю карьеру я переиграл с уймой музыкантов. К тому же именно я всегда стоял у руля Warfare, группа всегда была моим детищем, так что я очень аккуратно отнёсся к подбору тех, с кем хотел сотрудничать при записи этой пластинки.

В качестве гостей на альбоме отметились Липс из Anvil, Эдди Кларк, Фред Пёрзер и некоторые другие. Что они привнесли в твои песни?

Эдди Кларк — это фактически синоним тяжеленных гимнов времён Motorhead, и на мой взгляд, он лучший, мать его, гитарист в мире. Липс также является фантастическим и очень недооценённым гитаристом. Его соло в “This Man Bleeds Hate”, на мой взгляд, поднимает эту песню на новый уровень.

Кое-где твой новый альбом уже включили в дискографию Warfare. Как ты сам смотришь на эту запись — это твой сольный релиз или альбом Warfare?

Хотя многие называют эту пластинку моей сольной записью, это новый альбом Warfare — первый за последние 25 лет.

Собираешься ли ты давать концерты в поддержку нового альбома? Или провал шоу “Blitzallica” отбил такую охоту (тогда Эво пытался организовать концерт с участием Diamond Head и Holosade, однако его пришлось отменить из-за плохой продажи билетов)?

Великобритания, мать её, просто сосёт и непригодна для музыки такого плана. Основная фэн-база Warfare находится в Европе, США и, с некоторых пор, в России, так что берегитесь, пи…юки!

Ну а теперь перейдём к исторической части интервью. Твоя карьера началась в панк-группах The Blood, Major Accident and Angelic Upstarts. Не мог бы ты вкратце рассказать о них? Те же Angelic Upstarts отличались радикальными взглядами. Разделял ли ты их идеологию?

Все названные тобой команды были очень разными, и я рассматриваю их как своеобразный трамплин и как школу хард-рока. Но я всегда хотел быть фронтменом в своей группе, и ей и стала Warfare. О ней можно найти много информации в Интернете, а последние новости можно найти на моей странице на Facebook.

Скажи, каким образом ты пришёл от панка к хэви-металу? Не было ли у тебя разочарования в панк-роке и его этике?

Я никогда не испытывал разочарования в панке или металле. Я просто хочу играть эту музыку это громче, чем кто-либо ещё.

В первый состав Warfare входили ты, а также Ганнер и Фалкен, но есть информация, что участником группы был и некий Бомбер Зи. Так ли это?

Когда я вернулся из Лондона после ухода из the Upstarts, я взял в свою команду Фалкена и Ганнера, но затем я поработал со множеством музыкантов. И я никогда не слышал ни о каком Бомбере Зи.

Легко ли тебе давалось совмещение позиций вокалиста и барабанщика? Правда ли, что на некоторых концертах за барабанами сидел некий Джед Волф?

Джед Волф ни разу не выступал с нами на концертах. Я же стал вокалистом по одной причине — я так и не смог найти кого-то, кто бы пел также агрессивно, как и я.

На протяжении 4 лет группа была подписана на Neat Records. Была ли поддержка лейбла сопоставима с той, что получали Venom, например?

Хотя Warfare продавали много пластинок, понятное дело, что продажи Venom были ещё выше. Главными командами Neat Records были Venom, Raven и Warfare. Нас лейбл поддерживал вполне неплохо, но у Venom был собственный менеджер Эрик Кук, который, к сожалению, умер в этом году в возрасте 56 лет.

В 1984 году у группы вышло сразу два сингла, на которые входили “Burn Down The King’s Road” и кавер на “Two Tribes” Frankie Goes To Hollywood. Кому принадлежала эта идея?

“Burn Down the Kings Road” была сочинена ещё, когда я был в составе The Blood. Она рассказывает о моих прогулках по Лондону и продажности можных дизайнеров вроде Вивьен Вествуд. Идея с  “Two Tribe” тоже была моей.

Ещё один кавер был сделан на песню Роберта Палмера “Addicted To Love”, но в твоём исполнении она превратилась в “Addicted To Drugs”. Как отреагировал лейбл Палмера?

Лейбл открестился от этого кавера и подал в суд, посчитав нашу версию оскорбительной и выходящей за рамки дозволенного.

На альбоме Warfare “Pure Filth” гостевым участием отметились все музыканты классического состава Venom, а продюсером выступил Элджи Уорд из Tank. Тебя не доставали бесконечные сравнения с этими группами и с Motorhead в прессе?

Откровенно говоря, до подписания контракта с Neat Records я ни разу не слышал Venom. Так что мне совершенно непонятны эти сравнения. Что касается Motorhead, то они повлияли на все металлические банды, так что без Motorhead не было бы метал-сцены.

А в чём заключалась идея назвать альбом “Pure Filth” («Настоящая мерзость»)? Тебе хотелось задеть людей, оскорбить обывателей?

Название “Pure Filth” отражает музыкальное содержимое альбома, а если я кого-то оскорбил этим, то мне было просто насрать.

Что из себя представляли концерты Warfare? Наверняка тоже что-то мерзопакостное?

Наши концерты отличались беспределом, анархией, плевками в слушателей и обливанием их поросячьей кровью, и это было замечательно. Меня спонсировала компания Premier Drums, а я с огромным удовольствием сжигал свои барабанные установки.

Альбом “Metal Anarchy” продюсировался Лемми и Гаем Бидмидом. Мне доводилось слышать, что ты остался недоволен результатом. Что было не так?

Лемми был на высоте, так что я никогда не говорил, что недоволен работой с ним. Лемми проделал потрясающую работу, и наш второй альбом и по сей день не устарел. Что касается Гая, то он был простым звукоинженером, а всю продюсерскую работу проделал Лемми.

Кстати, примерно в то же время, когда группа работала над “Metal Anarchy”, произошла знаменитая история с концертом Metallica в “Hammersmith Odeon”. Расскажи читателям, что же тогда произошло.

В тот день были и гонки с полицией, и раздолбанные тачки, расквашенные носы, аресты и судебные иски. Это был прекрасный день, и я наслаждался каждой минутой.

Предыстория такова: Warfare получили предложение выступить на разогреве у Metallica, но при этом трио должно было самостоятельно покрыть все расходы, связанные с вступлением. В знак протеста группа решила выступить с кузова фургона на парковке рядом с “Hammersmith Odeon” в то самое время, пока Metallica выступала внутри. В итоге Эво разбил свой микрофон о машину управляющего “Odeon”, а затем протаранил фургоном Warfare 7 припаркованных тачек.

После “Metal Anarchy” из группы ушёл Фалкен. По слухам, ты выгнал его, потому что он влюбился и стал слушать попсовую музыку. Поддерживаете ли вы отношения сейчас?

Нет, мы не общаемся. В моей группе переиграло множество самых разных музыкантов, но именно я всегда решал, кого нанимать, а кого увольнять.

Mayhem Fuckin’ Mayhem” был тепло встречен прессой (журнал Metal Forces поставил ему 96 баллов из 100). Половину всех партий баса для этого альбома записал Кронос, он же выступил в качестве продюсера. Как ты оцениваешь его работу по сравнению с продюсированием Элджи?

Кронос сыграл не половину, а все партии баса. Я не могу сравнивать его подход к продюсирование с подходом Лемми или Элджи, потому что они очень разные, но мне понравилось то, чего добился Кронос.

А что на счёт басиста Злотера? Однажды ты сказал, что он даже круче Лемми.

Злотер был хорошим басистом, но сейчас мне кажется, что имело место какое-то недопонимание, ведь Лемми лучший басист в мире.

Альбом “A Conflict Of Hatred” удивляет сменой курса: клавишные, саксофон, скрипка. Тебе хотелось показать, что Warfare нечто большее, чем тупая панк-группа?

Если ты послушаешь повнимательнее, то поймёшь, что каждый наш альбом был до определённой степени концептуальным в плане текстов. И на каждом релизе я пытался делать что-то особенное, чтобы не работать по одной и той же формуле, нагоняющей тоску. В итоге у меня иссякли идеи, что означало смерть Warfare вплоть до недавнего момента.

В поддержку альбома было снято видео на заглавную вещь. Опять-таки, по слухам, всё снималось в какой-то церкви. Как вас туда занесло? Церковь не развалилась от вашей музыки?

Естественно, церковь порядком пострадала. Я сказал священнику, что мы — фолк-группа, но после нашего выступления местные прихожане массово плевались и выражали своё недовольство. Но всё это привело к росту продаж нашего альбома, что и было моей целью. Люди, которым было важно наше творчество, не имели ничего против выступления в церкви, а люди, которые возмущались, ничего не значили для нас, так что пошли они.

Альбом “Hammer Horror” стал, на мой взгляд, одним из самых амбициозных у Warfare. Несмотря на то, что он сильно отличается от предыдущих релизов, мне он очень нравится. Мне кажется, он повлиял на готик-метал, ставший популярным в 2000-е годы. Не было ли лучше выпустить его не под вывеской warfare, а как сольный диск?

Оглядываясь назад, я думаю, что, наверное, так и надо было сделать. Диск опередил своё время, как некогда это было и с «Pure Filth”, да и все мои записи были, пожалуй, слишком оригинальными. Например, «Hammer Horror” повлиял на Nightwish, о чём они не раз говорили в интервью. Ранние альбомы Warfare тоже вдохновили множество групп, так что я решил записать новый альбом, поскольку многие желали его услышать.

А почему ты потом перезаписал “Hammer Horror” с Фредом Пёрзером? Что было не так с оригинальными плёнками?

Мы судились с Revolver Records и в итоге выиграли иск. Новый лейбл Silver Screen жаждал переиздать этот альбом, и я решил, что могу сделать звук помясистей, потяжелей. Мне очень помогло участие Элджи, так что вторая версия альбома звучит куда лучше.

Насколько я знаю, “Hammer Horror” должен был стать саундтреком к фильму ужасов. Что в итоге случилось?

Песня “Vlad the Impaler”, которую я сочинил вместе с Фредом Пёрзером, должна была войти в саундтрек к одноимённому фильму, но у кинокомпании не хватило средств, чтобы завершить этот проект. В итоге, прошло немало лет, прежде чем фильм вышел под названием “ Woman in Black”, но к тому моменту я уже утратил интерес к этому проекту.

Перед распадом группа выпустила концертный альбом “Deathcharge”, на котором отметился всё тот же Элджи Уорд. Что заставило тебя завязать с музыкой?

Эджи не играл на этом альбоме — гитарист Джей-Джей (Бедсор, бывший гитарист The Blood, умерший в 2004 году) проделал всю работу.  Как я уже говорил, у меня иссякли идеи, и учитывая, что я был музыкантом с того момента, как закончил школу, я устал ото всего этого и не хотел ничего сочинять вплоть до недавнего времени.

Многие группы считают Warfare трэшевой командой. Согласен ли ты с этим? Какими достижениями Warfare ты гордишься больше всего?

Сам термин «трэш» не существовал, когда я создал группу. Как я уже говорил, я вдохновил очень многих музыкантов, так что мои достижения говорят сами за себя. Мои пластинки всё ещё неплохо продаются, так что заходите на сайт www.hrrecords.de  и убедитесь сами.

И несколько слов для российских фэнов.

Я бы хотел, чтобы все читатели покупали мой новый альбом на физических носителях — песни просто сдуют вас с лица Земли и расплавят ваши стрёмные рожи. Альбом был записан со всей страстью и яростью, так что если слушать его на большой громкости, он вызовет землятресение. Альбом доступен на сайте High Roller Records, так что заходите, заказывайте и слушайте самый агрессивный альбом 2017 года.

Константин,
июнь 2017