Siren: ранние годы (часть 2)

Продолжение рассказа о доальбомном периоде американских пауэр-металлистов Siren. Читайте первую часть рассказа ЗДЕСЬ.

4. Возрождение

Учась в Таллахасси, я продолжал общаться с друзьями из Siren. Тогда это было возможно посредством или бумажных писем или редких телефонных звонков — не забывайте, что междугородняя связь в то время была жуть какой дорогой. Уже на первом курсе я узнал, что группа распалась окончательно. Не помню, что привело к этому, но тогда участники Siren в буквальном смысле вели борьбу за выживание. Роб Филлипс рассказывал, что ему приходилось собирать бутылки, чтобы купить хоть что-то поесть. При этом Роб был одним из самых упрямых людей, которых я знал. Он продолжал держаться обеими руками за мечту стать рок-звездой, хотя ради этого ему приходилось отказывать себе в элементарных удобствах. Настало время для очередного отвлечения от повествования — Роб Филлипс спустя 20 лет после Siren.

Я снова начал общаться с Робом в 2002 году, хотя до этого мы не виделись с ним 17 лет. После ухода из Siren в 1987 году, он основал свою компанию по продаже пожарных сигнализаций, которая стала приносить многомиллионную прибыль. Он женился и стал отцом. Помню, я гостил в его доме, напоминавшем поместье в Корал Спрингс, и был поражён успехами Роба. В то время я оборудовал у себя дома студию, и когда Роб узнал об этом, то снова загорелся идеей играть в группе. В течение года он купил себе гитару Gibson Flying V вроде той, на которой играл в Siren, и устроил в своём офисе студию, оборудованную по последнему слову техники. Через какое-то время Роб решил, что ему больше нравится петь, чем играть на гитаре. Он собрал группу и записал с ней несколько альбомов. Как называется эта команда? Siren, естественно, ведь права на этот брэнд принадлежат Робу. Здорово, что Роб снова увлёкся музыкой.

Вернёмся в 1983 год. На Рождество я вернулся домой и обнаружил, что Siren больше не существует. Хэл Данн, Майк Мартинез и Майк Фёрни создали новую команду Atomic Opera вместе с гитаристом Тоддом Граббсом. Я же всё свободное время проводил в компании Дуга Ли и однажды высказал мысль, что мы должны снова связаться с Робом и к лету записать семидюймовый сингл. На это меня вдохновил пример Nasty Savage. Для тех кто не в курсе — Nasty Savage были ещё одной командой из Брэндона, заметно опередившей своё время в музыкальном отношении. Они звучали тяжело и прогрессивно и были виртуозными и яркими исполнителями. Своего успеха группа добилась во многом благодаря фронтмену Нэсти Ронни. Он не только выкладывался на 100 % на сцене, но и был (и остаётся) прирождённым шоуменом и промоутером. К тому времени стало появляться огромное количество фэнзинов. Во времена до Интернета фэнзины были небольшими и дешёвыми изданиями, которые создавались и распространялись энтузиастами тяжёлой музыки. Именно благодаря фэнзинам многие современные группы вроде Metallica смогли стать популярными. Ронни активно рекламировал Nasty Savage в фэнзинах, что обеспечило группе хорошие отзывы. В итоге его команда смогла получить контракт с молодым лейблом Metal Blade Records. Именно Ронни познакомил меня с миром фэнзинов и любезно поделился контактами всех этих изданий.

Дуг Ли согласился с моим предложением записать сингл, так что летом 1984 года мы решили попытать счастья в студии и посмотреть, что из этого выйдет. Роб Филлипс тоже был в деле. Его приятель Бен Пэрриш стал басистом Siren. Для сингла мы выбрали треки “Metro Mercenary” и “Terrible Swift Sword”, которые, на наш взгляд, лучше всего передавали суть нашей музыки. Стоит сказать, что на тот момент я продал свою барабанную установку, чтобы купить компьютер Commodore 64. Мне пришлось позаимствовать барабаны у одного из знакомых, чтобы у группы была возможность отрепетировать материал перед записью. Я, конечно, не привередничаю, но по сравнению с этой «кухней» моя первая установка “Zim Gar” могла показаться набором барабанов Нила Пирта из Rush. Как только я приехал на летние каникулы, мы принялись за дело. Siren снова были в строю и готовились к своей первой студийной записи.

Роб Филлипс и Гэри де Мишелле

5. Metro Mercenary

Перед записью мы работали над песнями в комнате у меня дома. Звучало всё грязно, но зато от души. Нас подстёгивала мысль о том, что к концу лета у нас на руках будет первый сингл Siren, и мы сможем начать рассылку пластинок по фэнзинам. Это сейчас у меня дома есть студия, которая даёт мне практически неограниченные возможности записи и использования тысяч разных звуков и плагинов, способных имитировать звучание любого усилителя, а в 1984 году запись в студии была настоящим искусством. К тому же, для начинающей группы это было дорогим удовольствием. Нехватка средств привела нас в крохотную студию G.D.M. Productions,  располагавшуюся в помещении одного из магазинов в Тампе. Так совпало, что совсем неподалёку располагалась студия Morrisound — мечта любого коллектива. Нельзя сказать, что G.D.M. Productions была укомплектована по последнему слову техники, но зато её владелец Гэри Де Мишелле своим энтузиазмом с лихвой компенсировал нехватку оборудования. К счастью, Гэри был барабанщиком, и поэтому в студии уже стояла прекрасная подзвученная установка. В июне 1984 года мы наконец-то приступили к записи, и весь материал был перенесён на плёнку за две сессии. В студии был установлен 8-канальный пульт, так что барабаны были записаны на шесть дорожек, а затем сведены в два канала. Благодаря этому для записи гитар, баса и вокала осталось шесть каналов. Помню, что в раз или два в студию заходил басист Savatage Кит Коллинз — кажется, Дуг просил его помочь нам с продюсированием, но не помню, чтобы из этого вышло что-то дельное. Во время тех сессий мы записали первую версию “Over the Rainbow”, но решили отложить её до лучших времён.

Эд Эборн, Бэн Перриш, Роб Филлипс и Дуг Ли

Слушая эти песни сейчас, я не могу не отметить, что они звучат недоработано, с разными изъянами, но для своего времени они были не так уж и плохи. После завершения записи мы отправили плёнки на микширование и штамповку винила. Пока пластинки печатались, мы решили провести фото-сессию. Не понимаю, о чём я только думал, когда собирался фотографироваться с остальными. Только посмотрите на эти усы! С такими разве что сниматься в порно или играть копа в каком-нибудь сериале! И почему я не додумался снять очки? Мда…

Через месяц пластинки были у нас на руках. По какой-то неведомой причине мы решили упаковать пластинки не в стандартные конверты, а в простенькие раскладные буклеты с таким же простеньким оформлением. Это было во времена, когда тексты песен приходилось набирать на печатной машинке и до компьютерной революции оставалось ещё лет 5. На лицевой стороне было изображено лого Siren, созданное братом барабанщика Nasty Savage Кёртиса Бизона. Самые внимательные могут заметить, что логотипы Siren и Nasty Savage очень похожи, и теперь вы знаете почему!

Пластинки прибыли в августе, и я помню как мы сидели дома у Дуга, упаковывали их в конверты и подписывали некоторые экземпляры из общего тиража в 1000 штук. Через несколько недель мне нужно было возвращаться в университет, так что я встретился с Нэсти Ронни и получил от него список контактов издателей фэнзинов и несколько дельных советов. Вся рекламная кампания в поддержку нашего сингла была возложена на меня, так что я отправился обратно в Таллахасси с несколькими сотнями копий сингла, позорными промо-фотографиями, списком контактов и неисчерпаемым запасом юношеского энтузиазма.

6. Возвращение в Брэндон

В Таллахасси я жил в студенческом кампусе и занимался рассылкой нашего сингла по всему миру. В каждую посылку я вкладывал пластинку, промо-фото и краткую информацию о группе. Не помню, сколько именно посылок я отправил, но список Нэсти Ронни насчитывал более 50 адресов разных фэнзинов, журналов и радиостанций. Спустя какое-то время начали твориться странные вещи — группа начала получать отзывы в прессе! Что важно, отзывы были, в основном, положительными. Шли недели, и отзывов становилось всё больше. Постепенно я стал получать письма и копии журналов с рецензиями на наш сингл. Не забывайте, что тогда у нас не было возможности общаться с людьми по всему миру онлайн, так что письмо от фэна из Польши, копия фэнзина из Германии или номер журнала из Англии были важными событиями!

Чем больше я занимался раскруткой Siren, тем интереснее было посмотреть, насколько далеко всё это может зайти. Я осознал, что жить в нескольких сотнях миль от остальной группы — отнюдь не идеальная ситуация. После тяжёлых раздумий я решил перевестись в университет Южной Флориды, расположенный в Тампе. Так я смог продолжить обучение и играть в группе. В январе 1985-го я переехал в Тампу. Мы с Дугом сняли дом рядом с университетом, но через некоторое время вокалисту пришлось съехать, а его место заняли бывший гитарист Siren Хэл Данн и наш приятель Крэйг — тот самый, что был звукорежиссёром Siren в самые первые дни. К тому времени Хэл играл в Atomic Opera, и мы постоянно подкалывали друг друга и шутили по поводу наших команд.

Эд Хаузер

После записи сингла выяснилось, что басист Бен Пэрриш не очень-то хотел играть в группе на постоянной основе, так что его место занял приятель Дуга Эд Хаузер — блестящий музыкант и неплохой вокалист. После нескольких репетиций в новом составе мы решили, что пришла пора записать демо-плёнку. Кассетные демо тогда были обычным явлением, да и стоили на порядок дешевле винила. Для новой записи мы решили отобрать четыре композиции, которые могли бы представить Siren в выгодном свете. Наш гитарист Роб Филлипс всегда увлекался историей Второй мировой войны. Нет, он не был нацистом, но чувствовал какую-то особую связь с Германией, в то время разделённой на две части. Ему нравилось читать книги о битвах и военной тактике, да и мы все провели немало часов, играя в настольную игру «Риск», которая даёт возможность покорить весь мир, пусть и не в реальности. По какой-то причине Роба особенно интересовала тема немецких подводных лодок. Ему очень хотелось написать песню о том, каково быть подводником и плавать под многометровой толщей воды. Так появилась идея для нашего следующего демо — “Iron Coffins”.