Siren: ранние годы (часть 4)

Окончание истории «доальбомного» периода американской пауэр-металлической группы Siren. 

Часть 1 можно прочитать ЗДЕСЬ, часть 2 — ЗДЕСЬ, часть 3 — ЗДЕСЬ

10. События принимают взрывоопасный характер

Занимаясь записью демки и её промоушеном, мы умудрялись периодически давать концерты. Большинство из них не были запоминающимися, однако одно выступление я помню очень хорошо. Одним из популярных клубов в Брэндоне был “Sidestreets” — здесь выступали все местные команды, а внутрь пускали без ограничений по возрасту. Однажды мы организовали в нём концерт и пригласили на разогрев одну молодую команду. В ней играли два брата, жившие всего в паре домов от Дуга. Они были прикольными ребятами, так что мы решили пригласить их выступить перед нами. В то время они назывались Executioner. Помню, как я смотрел на их шоу и думал: «Я не могу разобрать ни единого слова. Вокалист тупо рычит в микрофон. Не думаю, что они добьются чего-то с такой музыкой». Что ж, как вы сами догадались, эти ребята многого добились за последующие 30 лет. Братья Джон и Дональд Тарди сменили название команды на  Obituary и стали одними из творцов истории дэт-метала. К счастью для них я оказался никудышным пророком.

Но я отвлёкся. Выступление будущих звёзд дэта у нас на разогреве — отнюдь не главная причина, по которой я запомнил это выступление. За некоторое время до этого мы познакомились с парнем по имени Грэг, который захотел стать нашим сценическим менеджером. Этот Грэг (не путайте его с нашим басистом) любил мыслить по-крупному и живописно рассказывал нам о том, как было бы круто добавить в наше шоу визуальных эффектов. В итоге мы решили дать ему карт-бланш и посмотреть, в каком направлении будут развиваться дела. В тот вечер, когда мы играли в “Sidestreets”, Грэг принёс с собой некоторые сценические атрибуты, придавшие определённый шарм нашему выступлению. Однако он решил использовать и пиротехнику — самодельные дымовые шашки в духе ранних концертов Kiss. Такие штуки после взрыва обычно дают небольшой столб дыма — не более того. Но для Грэга этого было недостаточно. Он также собирался использовать взрывные бомбочки. Дымовые шашки не производили громкого шума, а эти бомбочки издавали громкие хлопки, что всегда является неожиданным для публики. Но то, что хорошо для крупных арен, не очень подходит для маленьких клубов наподобие “Sidetreets”, высота которого была всего 12 футов (около 3,65 метра). Однако Грэг убедил нас, что у него всё под контролем. Мы доверяли ему, ведь он говорил, что является профессионалом в этом деле.

Как вы помните, в “Slice of Hate” была вставка со звуком взрыва. Нам показалось, что это будет отличным моментом для использования пиротехники Грэга. Мы исполняли эту вещь ближе к концу сета, и до того момента всё шло как надо. Сцена была высотой всего в 2 фута (примерно 0,6 метра), и народ перед ней отрывался по полной. Когда зазвучало интро к “Slice…”, я немного занервничал, памятуя о спецэффектах. Как только Дуг произнёс слова “Where did I put my fuckin’ lighter?”, служившие сигналом для взрыва, мы словно бы перенеслись в начальную сцену фильма «Спасти рядового Райана».

Дуг и Факсон отжигают

Лишь потом мы узнали, что этот хренов Грэг не только не уменьшил силу заряда, но и удвоил её! Он использовал столько пороха, что хватило бы на целый стадион. Когда раздался взрыв, я ощутил себя так, словно бы сам Сатана со всей силы ударил меня кулаком в грудь. Всё вокруг стало расплывчатым. Я отчётливо помню, как взрывная волна смела людей, бесновавшихся у сцены. Я был ошеломлён, но каким-то образом смог вернуться к исполнению песни. Я отбивал свою партию на автопилоте и еле-еле слышал то, что играют другие.  Помню, как на одном краю сцены люди пытались потушить огонь. В этот момент Факсон и Грэгг продолжали играть на своих инструментах, но выглядели потрясёнными. Я по-прежнему не слышал сам себя. Я продолжал механически молотить по барабанам, надеясь, что услышу, как Дуг начинает петь последний куплет. Думаю, он действительно пытался петь, но я его по-прежнему не слышал и потому просто решил сам перейти к последнему куплету.

Надо ли говорить, что после этого безобразия концерт был прекращён? Помню, как я вылез из-за барабанной установки и увидел, что потолочную плитку разметало по всему помещению, а аппарат был просто уничтожен взрывной волной. Клуб напоминал зону боевых действий. Слава богу, никто из публики по-настоящему не пострадал. Хотя один человек всё-таки ста жертвой взрыва. Разбирая установку, я заметил, что Дуг стоит наклонившись над краем сцены. И тут сработала одна из неразорвавшихся бомбочек — пламя вырвалось прямо до потолка. Дуг отшатнулся, и кто-то из публики подхватил его и повёл в туалет. Дуг заработал ожоги второй степени на руке, а чёлка сильно пострадала от пламени, но в остальном он легко отделался.

11. Последнее предательство

До этого момента истории Siren моя память почти не даёт сбоев —  я прекрасно помню множество подробностей. Однако о том, как я расстался с группой, я помню гораздо хуже. Возможно, это из-за того, что я был по уши занят учёбой и устройством личной жизни, а может быть я просто не хочу вспоминать мерзость обстоятельств, связанных с моим уходом. Как бы то ни было, многих подробностей я просто не помню. Прежде чем отправляться в путешествие по волнам моей памяти, я хочу с чистой совестью сказать, что у меня не осталось какой-то неприязни к тем, кто принимал участие в событиях 30-летней давности. За эти годы все раны давно затянулись. Более того, я продолжаю общаться, пусть и через Интернет, почти со всеми участниками тех событий. Некоторые из них остаются моими близкими друзьями. При этом я хочу рассказать обо всём так, как это видится мне с моей колокольни.

Дуг Ли

Дуг Ли был человеком, сотканным из противоречий. Он мог быть весёлым, милым, харизматичным и очаровательным. А мог быть, холодным, жестоким, эгоистичным и беспощадным. Наверное, эти качества есть в каждом из нас, но они сбалансированы и уравновешивают друг друга. К сожалению, негативные черты Дуга нередко сказывались на его отношении с окружающими. Проще говоря, многие считали Дуга настоящим говнюком. Должен заметить, что я не был из их числа.

Я провёл много времени рядом с Дугом, занимаясь продвижением Siren. Мы были отличной командой и с одинаковым энтузиазмом стремились рассказать миру о нашей группе. Я знал, что Дуг не нравится многим, но меня это не волновало. Я был одним из тех, кто пытался урегулировать конфликты. Я не агрессивен и не воинственен от природы, поэтому многие предпочитали иметь дело со мной, а не с Дугом. Иногда он мог быть вспыльчивым даже со мной, но я просто качал головой и уходил, понимая, что рано или поздно Дуг возьмёт себя в руки и начнёт мыслить логично. Возможно, у его биполярности были физиологические предпосылки. Насколько я знаю, за несколько лет до нашего знакомства Дуг перенёс серьёзную травму головы. Однако это лишь моя догадка. Так или иначе, но порой с Дугом было трудно иметь дело.

Весной 1986 года моё терпение стало подходить к концу. Я устал исполнять роль миротворца в группе всякий раз, когда Дуг походя выбешивал остальных участников. У Факсона терпения было куда меньше, чему меня, так что мне не раз приходилось упрашивать его не уходить из команды. В конце концов, случилось то, что должно было — мыс Факсоном покинули Siren. К этому моменту Дуг всё больше прибирал контроль над группой к своим рукам и, как выяснилось позже, скрывал от меня некоторые деловые договорённости. Он начал думать, что Siren — это исключительно он, и всё, чего мы добились, стало возможным благодаря ему одному.

Полагаю, группа чем-то напоминает отношения между супругами. Когда один из супругов ведёт себя эгоистично на протяжении долгого времени, второй просто теряет заинтересованность. Именно это и случилось со мной — мне надоело. Я учился в университете, у меня была девушка, которая переехала ко мне с другого конца страны, а из-за Дуга игра в группе становилась все менее прикольной. Я предупредил Дуга о своём решении уйти. Он повёл себя безразлично и ничего не сказал в ответ. Как я догадался позже, он уже тогда вынашивал план «мести».

После ухода из Siren я не виделся с Дугом пару месяцев, и узнал о том, что Siren записывают альбом в Германии лишь через нашего общего знакомого. Меня поразило, с какой скоростью группа смогла добиться контракта на запись, ведь я не был в курсе о каких-либо предложениях от лейблов. Ключевыми тут являются слова «я не был в курсе». Как выяснилось, Дуг скрывал ото всех, что ведёт переговоры с немецким лейблом. Он хотел, чтобы все плясали под его дудку. Когда я сказал, что хочу уйти из группы, вместо того, чтобы рассказать о том, что мы наконец-то близки к подписанию контракта с лейблом, он не сказал ни слова. Для него это стало способом мести за мой уход. Дуг решил, что таким образом накажет меня и не позволит записаться на полноценном альбоме, хотя мы все заслужили это годами упорного труда на благо Siren. Дуг явно был склонен к злопамятности.

Когда всё это выяснилось, я был уязвлён. Больше всего меня огорчило даже не отсутствие возможности поработать над альбомом, а то, что меня водили за нос. Как я выяснил, сразу после нашего с Факсоном ухода Дуг позвонил гитаристу Робу Филипсу и барабанщику Брайану Лоу и попросил их принять участие в записи альбома. Я совершенно не виню их за то, что они согласились — для них это была возможность записать альбом и побывать в другой стране. Я предоставлю возможность Робу Филлипсу самому рассказать о работе над альбомом, но замечу, что это явно не было похоже на отпуск. И Дуг остался верен себе — он даже не поставил лейбл в известность, что состав группы сменился на 50%. И это при том, что Роб играл совершенно в другой манере, чем Факсон, а Брайан не использовал двойные «бочки»! Люди с лейбла целую неделю после прилёта называли Роба Факсоном, а Брайана Эдом. А когда раскрылась ложь Дуга, отменять процесс записи альбома было уже поздно.  Факт, который хорошо подчёркивает, насколько зловредным мог быть Дуг: хотя на альбом попали три песни, к которым я сочинил тексты, моё имя даже не было упомянуто ни в выходных данных пластинки, ни в разделе благодарностей. Уверен, Дуг испытал удовлетворение от такой мести.

При всём при этом я не держал зла на Дуга. Наверное, если бы он «нагрел» меня на приличную сумму или если бы группа стала мега-популярной, я бы чувствовал себя по-другому. Но ничего из этого не случилось, так что все обиды остались далеко в прошлом. Я понял, что я больше не смогу доверять Дугу и тем более работать вместе с ним, но я бы не отказался пожать ему руку при встрече.

Ну а теперь слово Робу Филлипсу о том, как проходила запись первого альбома Siren. Меня самого там не была, поэтому я не представляю, как всё это было.

Siren в Германии: Брайан Лоу, Дуг Ли, Грэгг калбертсон и Роб Филлипс

«Дуг позвонил мне (это было в 1986 году) и спросил, не хочу ли я принять участие в записи альбома. Я спросил, почему в группе не играешь ты (то есть Эд Эборн — прим. ред.), и Дуг ответил: «Эду всё это надоело». О том, что случилось с тобой и Факсоном, я знал только со слов Дуга. Лишь позже выяснилось, что он скрывал от вас переговоры с лейблом. Люди с лейбла в Германии оказались очень милыми. С некоторыми из них я общаюсь до сих пор. Мне показалось странным, что немцы так хорошо говорят по-английски, да ещё и с британским акцентом. Какое-то время они называли Брайана Эдом, а меня Факсоном, пока Дуг не рассказал о переменах в составе. Людям с лейбла это не очень-то понравилось.

В студии частенько ошивались три шлюховатые девочки в футболках Siren. Дуг, Грэгг и Брайан были не прочь с ними переспать, тогда как я был сосредоточен на музыке. Сама студия была классной и располагалась в сельской местности. Мне это напоминало, как Led Zeppelin записывались в поместьях. Спали мы на сеновале в каком-то сарае, и этот сеновал находился в 30 футах над землёй. Я до сих пор удивляюсь, что никто из нас не сверзился с этой высоты во сне и не расшибся ко всем чертям. Ещё помню, как мы осматривали дом. Холодильник там оказался забит апельсиновым соком. Люди с лейбла объяснили это так: «Мы подумали, что раз вы из Флориды, вам должен нравиться апельсиновый сок». Ещё они каждый день приносили нам упаковки пива и удивлялись, с какой скоростью оно заканчивается.

Кода началась запись альбома, мы сделали несколько набросков новых песен. Но лейблу эти вещи не понравились, и нас попросили сочинить что-то ещё. Четырёх недель, которые были выделены для работы над альбомом, для всего этого было явно недостаточно, так что мы начали запись некоторых старых вещей плюс нескольких свежих. Игра Брайана с самого начала меня очень разочаровала. Он не только не использовал двойные «бочки», но и не мог играть под метроном, что затрудняло мою работу. В итоге я проводил в студии по 14 часов, пока остальные бухали и трахали девочек. Вскоре меня всё это начало доставать. Дуг был болен и большую часть времени не мог петь. Я записывал свои партии в буквальном смысле до самого отлёта в Штаты. Всё делалось в спешке, так что я был разочарован тем, что получилось. Дуг остался работать над альбомом ещё на шесть недель. Мне кажется, у него возникли определённые проблемы с сочинением текстов. В итоге он перезаписал некоторые партии и перемикшировал весь альбом. Естественно, что виновным в фиговом результате он назвал меня. В общем, не могу сказать, что мне понравился процесс работы над “No Place Like Home”. Я предвкушал, что запись альбома принесёт мне удовлетворение, но всё обернулось разочарованием — остальные просто не принимали работу в студии всерьёз».

12. Послесловие

Вот как всё это было. За прошедшее время мы периодически сталкивались с Дугом и болтали о том о сём. Последний раз я видел его в 2009 году, когда пришёл с моей 11-летней дочкой на концерт Kiss в Тампе. Я увидел Дуга в районе фуд-корта и окликнул его. Оказалось, что он работал в качестве осветителя на этом шоу. Мы поболтали и разошлись по своим делам. В 2014 году я услышал от нашего общего знакомого, что у Дуга серьёзные проблемы со здоровьем — врачи нашли у него рак. Больше о Дуге я не слышал, но надеюсь, он в порядке.

Как я уже говорил, Роб Филлипс стал успешным бизнесменом, а в последнее время вернулся к занятиям музыкой и снова выступает под названием Siren. Хэл Данн был моим соседом в съёмной квартире, и мы остались с ним хорошими друзьями. В конце 80-х он поступил в колледж, и мы сдали выпускные экзамены практически одновременно. Мы даже какое-то время вместе работали в одной IT-компании. Недавно Хэл снова взялся за гитару. Моё общение с Грэггом Калбертсоном все эти годы было эпизодичным, но он удивил меня больше всех. Грэгг закончил колледж и несколько лет проработал в средней школе преподавателем английского, а сейчас работает в компании, которая занимается выращиванием растений без грунта. Ещё один член семьи Siren, звукорежиссёр времён жизни в «весёлом доме» и автор “Slice of Hate” Крэйг Миллер устроился на работу в сфере мультимедиа и в итоге открыл свою фирму, которая с успехом занимается мультимедийной рекламой.

Оригинальный вокалист Siren Фрэнк Марш был и остаётся моим другом с тех пор, как мне было 10 лет. После службы в военно-морском флоте он вернулся в Тампу и продолжил занятия музыкой. Какое-то время он даже играл в одной группе с Факсоном и Хэлом. Поработав электриком и водителем грузовика, Фрэнк сейчас трудится в области ядерной медицины. Гитарист Эдди «Факсон» Котц в 1987 году переехал в Лос-Анджелес и в итоге осуществил свою мечту сыграть на арене «Great Western Forum”. К сожалению, это был матч любительской хоккейной лиги, а не рок-концерт. После переезда в Лос-Анджелес, Эдди забросил игру на гитаре, чтобы стать фотографом. Мир техники всегда привлекал Эдди, а с появлением цифровой фотографии Эдди стал очень востребован и успел поработать и в мире шоу-бизнеса (например, с Барбарой Стрейзанд), и в спорте («Лос-Анджелес Кингз»). Он даже поработал с некоторыми из своих кумиров. Вот его слова: «Я подрихтовал некоторые старые фотки Kiss. Пол Стэнли почему-то называл меня Алленом. И однажды мне довелось разделить тарелку карне асада с великим Стивом Морсом». Эдди также продолжает производить шум, который можно послушать здесь.

И наконец о том, чем занимался я последние 30 лет. Хм… Трудно изложить вкратце события нескольких десятилетий. В основном я занимался воспитанием двух прекрасных дочек, которым сейчас 13 и 17 лет. Они — главное для меня. Со времён университета я занят в сфере IT. В последние 15 лет я работаю в качестве разработчика программного обеспечения для одной аэрокосмической корпорации, и мне это доставляет удовольствие. С 2000 года я являюсь энтузиастом звукозаписи в домашних условиях, и у меня дома есть своя студия. Из-за того, что мои знакомые гитаристы не всегда могут сыграть то, что мне хотелось бы, несколько лет назад я начал осваивать гитару и клавишные. Недавно я и моя невеста и музыкальный партнёр Джен выпустили альбом нашего проекта Intersonic Cyber Symphony. Он выдержан в духе Trans-Siberian Orchestra, правда без участия тьмы талантливых музыкантов и вокалистов. Альбом называется “Trials to Triumphs” и его можно послушать или купить на всех медиа-платформах, продающих цифровой контент. Кстати, можете послушать песни и по этой ссылке.

Вольф Хоффманн и Эд Эборн

За прошедшие годы неожиданно для самого себя я очень сблизился с гитаристом легендарных Accept Вольфом Хоффманном и его женой Габи. А ведь я помню, как фотки Вольфа из журнала Kerrang! висели на стене репетиционного помещения Siren. Иногда, когда я сижу в его комнате и смотрю, как он играет, мне приходится напоминать самому себе, КТО это. Вольф и Габи — потрясающие люди, и я горжусь тем, что внёс свою лепту в возрождение Accept в 2010 году, порекомендовав им моего друга, потрясающего продюсера Энди Снипа. В 17 лет я бы ни за что не поверил в реальность всего этого.

Сам не верю, сколько я тут понаписал. Если вы дочитали до этого места, моё почтение вам. Как я уже говорил, некоторые истории должны быть рассказаны. История ранних дней  Siren — не такая уж важная, но я всё равно поделился ей. С одной стороны, это было непросто, а с другой мне было приятно погрузиться в воспоминания о тех годах жизни. Полагаю, у каждого есть моменты, которые западают в душу. Не могу сказать, что годы в Siren стали для меня золотыми — после этого я пережил множество прекрасных событий. Я предпочитаю концентрироваться на положительных вещах. Но игра на барабанах, веселье и проблемы со слухом, которые я тогда заработал, навсегда останутся со мной. Спасибо Хэлу Данну, Эдди Котцу, Роббу Филлипсу и Крэйгу Миллеру за то, что помогли освежить мою память и добавили что-то своё к этому рассказу. Спасибо всем вам за то, что были со мной в этом путешествии.

Эд Эборн, февраль 2016.